Premier

21.06.2024
Цветы для Элджернона

Цветы для Элджернона

 

Движение навстречу друг другу

03 december 2022
Анастасия Куприянова Leader's Today

 

LT: Оксана, в этом году «Хаос» зашёл на новую для себя территорию физического театра, с чем связано такое решение и как вы понимаете театр движения?

 

ОКСАНА ЕФРЕМЕНКО: Главный инструмент высказывания театра движения – тело, а форма взаимодействия со зрителем – танец, создающий эмоциональный контакт, состояние сопереживания друг другу. Используя перформативные практики, артисты не только рассказывают на сцене историю, происходящую здесь и сейчас, но и взаимодействуют с аудиторией, позволяя любому стать частью бессловесного повествования.
Команда «Хаоса» уже давно следит за развитием театра движения в России. В отличие от Москвы и Санкт-Петербурга в Новосибирске пока не создано соответствующей инфраструктуры, позволяющей местным творческим коллективам, выступать на большой сцене. Тем не менее этот жанр активно у нас развивается, появляются такие новые яркие коллективы, как танцевальные компании «Синестетика», Glyptic и «NADOЖDАТЬ». А на крупных федеральных и международных фестивалях звучат имена хореографов, работающих или начинавших свой путь в Новосибирске: Александра Андрияшкина, Кати Басалаевой, Андрея Короленко. Мы подумали, что было бы хорошо в преддверии большой программы фестиваля «Хаос–2023» заранее подготовить зрителя к подобным творческим высказываниям, предоставив артистам возможность выступить на городских театральных площадках.

 

«Спектакль исследует парадоксы маскулинности через диапазон мужских душевных состояний и телесных возможностей. Чтобы стать мужчиной, нужно пройти путь взросления, порой жесткий и опасный, но обязательный для всех мальчиков. Что поможет его преодолеть? Сила и воля, а может быть, дружба или игра? В попытке справиться с внутренним и внешним хаосом мы хватаемся за все средства сразу, а достигая заветного результата, забываем об уязвимости скрытого в каждом мужчине дитя».

 

 

 

 

 

 

Существуют ли какие-то критерии оценки в этом жанре, и каковы вообще характерные черты современного танца в России?

 

Современный танец хотя и вышел из классического балета, сегодня не противопоставляет себя ему, а развивается в собственной парадигме, во многом опираясь на традиции западноевропейских школ, появившихся во второй половине ХХ века. Это было время новаторов, таких, как немецкая танцовщица и хореограф Пина Бауш, французский хореограф Жером Бель, создавших новую эстетику танца, основанную на принципах самоидентификации и выражения собственного отношения к жизни и к миру.
В России идеи свободного танца получили более широкое распространение уже в 90-е годы, когда с гастролями в Москву стали приезжать европейские театры. Постепенно у этого жанра появились последовали из числа молодых хореографов. Например, спектакль the Marusya Саши Андрияшкина, в котором главную и единственную роль исполняет не профессиональный танцор, а пиар-менеджер театра «Диалог Данс» Маруся Сокольникова, получил в 2017 году специальный приз жюри театрального фестиваля «Золотая маска». И здорово, что Андрияшкин начинал именно в нашем городе, в театре «Вампитер». Сейчас настоящим идеологом театра движения и куратором многих новосибирских проектов, в том числе и на «Хаосе», стал Андрей Короленко. Ещё один популяризатор театра движения в Новосибирске – профессиональный хореограф, преподаватель областного колледжа культуры и искусств Анна Хирина. Являясь основательницей театра Glyptic Dance Company, Анна проводит занятия для детей и взрослых, привозит на мастер-классы хореографов из других городов, тем самым создавая благоприятную среду для развития контемпорари в нашем регионе.
Говоря о критериях оценки современного танца, вернее всего судить с позиции зрителя: что я чувствую, глядя на постановку, верю или не верю визуальному высказыванию, насколько оно отзывается мне, является близким и понятным?

 

Наверное, это самое сложное – научиться понимать язык невербального искусства.



Эти спектакли как бы живут вместе с танцорами, передавая зрителю прямое ощущение жизни. Подобные постановки нельзя, условно говоря, отлить в форму и десять лет играть в режиме два раза в месяц, это очень живые и постоянно меняющиеся высказывания. Но при всём этом в предфестивальную программу «Сезон движения» мы старились отобрать спектакли с достаточно последовательным и прозрачным нарративом.

 

Мне кажется, пространство, которое создаёт театр
движения, некой чувственности — телесной эмпатии на уровне
пожатия рук и прикосновения — наиболее точно попадет
в современный контекст

 

В спектакле «Видимое» московский хореограф Александра Рудик размышляет о формах восприятия человеком самого себя сквозь призму внутреннего я, через общественные установки и оболочки виртуального мира гаджетов. Хореограф из Санкт-Петербурга Иван Сачков в своём перформансе Virtual исследует проблемы маскулинности и мужественности, поднимает вопросы гендерных определений, социальных ролей̆ и норм. Групповая работа «Хрупкое» новосибирских и московских танцоров для меня стала историей про коллективность, про то, как может соединяться и рушиться общность. 


Создаётся впечатление, что наступает время бессловесных форм и пластика тела выходит на первый план.


Я не уверена, что наступает время бессловесности, скорее – сдержанности и выдержки. В этом году из айдентики фестиваля исчезли яркие цвета, уступив место чёрно-белым афишам. Через аскезу цвета мы размышляем о том, как и о чём нам сегодня говорить, какие использовать для этого формы коммуникации. Мне кажется, пространство, которое создаёт театр движения — чувственности, телесной эмпатии на уровне пожатия рук и прикосновения — наиболее точно попадет в современный контекст.

 

«А завтра…», Новосибирск. Танцевальная компания NADOЖDATЬ
Максим Максимов, Илья Бабич, Егор Сушков, Ксения Жукова.
«В этой работе мы хотели показать, что кризисы происходят в жизни каждого человека. Мы по-разному переживает трудности, ища собственный выход из сложившейся ситуации. Проходя раз за разом этот опыт, мы учимся выходить из сложного положения уже проторенным путём, протягивая руку помощи тому, кто в ней нуждается. Никто не знает, что будет завтра, но важно сегодня оставаться людьми».

 

 

Сейчас всё чаще на разных уровнях говорят о мобилизации культурного фронта. Как вы считаете, какие задачи ложатся на государственные театры в трудные для страны времена?


Буквально недавно на одном из экспертных советов зашла речь о патриотических спектаклях для молодёжи. Мне кажется, что программа «Сезон движения» в этом смысле идёт правильным курсом, предоставляя условия для самореализации молодым творческим коллективам, не имеющим постоянной бюджетной поддержки. Как показала программа этого года, театр движения может быть одной из форм терапии, невербального контакта друг с другом, в котором диалог строится на метафизическом уровне вне разделяющей риторики. Вот эта линия ощущения себя человеком, на мой взгляд, является самой важной в любом спектакле. Политизация культуры приводит к обострению, к разделению по фронтам. Театр же должен соединять людей, чтобы мы могли сопереживать другому человеку как своим близким и самому себе – вот что ценно.

 

Фото: Настя Михайлова, Владимир Демидов, Виктор Дмитриев


The article mentions:


Peoples: