Премьера

21.12.2019
Путешествие Нильса с дикими гусями

Путешествие Нильса с дикими гусями

 

СЕГОДНЯ В ТЕАТРЕ

23 Октября, среда

Российская А.Азбука (театр ТРУ, Санкт-Петербург) / Фестиваль «ХАОС»

подробнее >

11 театральных событий зимы

10 декабря 2018
Ольга Тараканова The Village

The Village продолжает рассказывать о планах на зиму. Разобравшись с новинками кино и сериалов, мы переходим к театральным премьерам.

 

«Барокко»

 

Феномен спектаклей, которые Кирилл Серебренников выпускает из-под домашнего ареста, к концу декабря наконец доберется и до Москвы. Предыдущую местную премьеру, «Маленькие трагедии» в сентябре 2017 года, он успел отрепетировать почти полностью. Штутгартская опера с айфонами «Гензель и Гретель» выходила уже после начала театрального дела — но в незавершенном виде как манифест солидарности европейских коллег с режиссером. А вот ноябрьская Così fan tutte в Цюрихе продавалась уже как полноценный спектакль, которым Серебренников руководил через адвокатов, видеохудожника Илью Шагалова, сценографа Николая Симонова, хореографа Евгения Кулагина.

 

Так же произошло и с «Барокко» — что характерно, снова музыкальным проектом. Барочный репертуар сейчас набирает популярность в российских оперных театрах (из громких премьер — «Триумф времени и бесчувствия» Генделя в постановке Константина Богомолова). В проекте «Гоголь-центра» «галлюцинаторная», как говорят авторы со ссылкой на философа Жиля Делеза, музыка XVII и XVIII веков будет собрана в манифест. Обещают того же Генделя, а еще Монтеверди, Перселла, Рамо, Люлли, Вивальди, Баха — с визуальными дополнениями из фильмов «Забриски Пойнт» Антониони и «Красота по-американски» Сэма Мендеса.

 

«Ай Фак»

 

На рубеже осени и зимы Константин Богомолов планировал выпустить две громкие премьеры, которые должны были смешно дополнять друг друга: «Теллурию» по Владимиру Сорокину в Театре на Таганке и «Ай Фак» по Виктору Пелевину в пространствах «Москва-сити». «Теллурию» отменили за неделю до показа, потом сняли и анонсированные предпремьеры на фестивале NET. Объяснили проблемами со здоровьем у режиссера. «Ай Фак» между тем представлен будет.

 

Исполнять язвительный роман-эссе об отношениях естественного и искусственного интеллекта, криминализации секса и современном искусстве в XXII веке будет «Мастерская Брусникина» с поддержкой в лице Дарьи Мороз и Игоря Миркурбанова. Последний в спектаклях Богомолова обычно представляет вульгарный эксцесс российской шансон-эстрады, сам режиссер заточен в основном на критику светского мира, иногда совсем скандальную. Актеры «Мастерской» между тем все чаще ставят бодрые, но тонкие спектакли по мотивам интеллектуалистских эссе и арт-критики. В «Ай Фак» огромный люкс-лофт в небоскребе должен превратиться в арт-галерею, но чье отношение к современности при этом победит — богомоловское или брусникинское, — пока загадка. Есть небольшой шанс, что ответ будет неожиданным: последние спектакли Богомолова — лирическая «Волшебная гора», тихие «Три сестры», скупой «Триумф времени и бесчувствия» — манифестируют его отказ от агрессивного режиссерского театра и провокаций.

 

«КоOPERAция»

 

2019 год в России объявлен Годом театра. На этом фоне довольно иронично выглядит тот факт, что большинство зимних премьер приходится на декабрь. Дело не только в том, что театральные институции редко планируют на много месяцев вперед, а часто и вовсе срывают планы — хотя это тоже нужно иметь в виду и следить за внезапными дополнениями или переносами в афишах.

 

Но сам Год театра под кураторством Ольги Голодец и Владимира Мединского вряд ли окажется прорывом в светлое театральное будущее. Вместо этого можно ожидать появления новой, консервативной всероссийской премии, новых черных списков на посещение закрытия Театральной олимпиады  на Санкт-Петербургском культурном форуме или, например, назначений  депутатов с образованием фрезеровщика на должности театральных директоров.

 

Но есть и хорошие новости: у нас медленно, но верно развивается феминистская драматургия, появляется пострежиссерское искусство, радикализуется музыкальный театр. Например, публичная презентация итогов театрального проекта «КоOPERAция» заявлена как иммерсивная опера. В Москве уже успели привыкнуть к спектаклям, поставленным за пределами театров, но мысль об иммерсивности в сочетании с оперой кажется по-прежнему диковатой. Единственная попытка осуществить что-то подобное — «Пиковая дама» Александра Легчакова и Аси Чащинской —паразитировала на элитарности оперы и коммерционализированности променад-театра: билеты от 7 тысяч, старинный особняк, солисты и хор вроде бы в шаге от зрителей, но зачем-то обильно подзвученные.

 

Решение распределить премьеры «Кооперации» по пространству Малой сцены Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко скорее техническое: шесть работ нужно уместить в один вечер. Показывать будут эскизы, которые в полную силу прозвучат на «Архстоянии-2019». Впрочем, судя по драматургическому и композиционному материалу, о котором уже известно, идти нужно обязательно.

 

В основе одной из партитур лежит язык программирования для связи с космосом, либретто другого проекта отталкивается от общения с чат-ботами, третья команда разворачивает спектакль вокруг документального сюжета о спасении детей из таиландской пещеры. Формат альманаха позволит панорамно очертить перспективы современной оперы и превратит каждый спектакль в критический комментарий к другим.

 

«28 дней»

 

Феминистская оратория «28 дней» в этом году выиграла грант на постановку спектакля от драматургического фестиваля «Любимовка» и «Варочного цеха». Для сравнения: в прошлом году деньги достались пьесе Андрея Иванова «С училища», которая в подробностях и без стеснения представляла историю о том, как студентка ПТУ соблазнила преподавателя-философа. В этом году у всех на слуху были истории Харви Вайнштейна, Бретта Кавано  и даже Ивана Колпакова, театральное сообщество успело обсудить и почти не осудить предполагаемое насилие со стороны режиссера Яна Фабра, в ЦИМе вышел спектакль «Абьюз». Феминистская повестка на сцене превращается в тренд. В одном только «Театре.doc» выходит еще и музыкальный спектакль о медсестрах на Первой мировой войне — «Милосердие» Анастасии Патлай, Кирилла Широкова и Наны Гринштейн.

 

Вот правда удивительное дело: в новостях о будущей премьере режиссером «28 дней» обычно указывают одного Юрия Муравицкого, опуская его коллегу Светлану Михалищеву. Впрочем, скорее всего, их совместная работа над «трагедией, структурированной по дням менструального цикла» — не только попытка избежать разговора о проблемах женщин от мужского лица. Михалищева преподает сценическую речь, и именно работа с речью наверняка определит отношение зрителей к тексту, разбитого Ольгой Шиляевой на партии для Нее, Хора женщин и Мужского голоса. Можно ждать и других ярких художественных решений: «...Актеры могли бы просто стоять или сидеть и воспроизводить текст, как партии в оратории. Пьеса это позволяет. Но мы пошли более сложным путем. Посмотрим, насколько это оправданно», — интригует Муравицкий.

 

«Правдивая и полная история Джека-потрошителя»

 

Первый анонс этого спектакля появился на The Village — в профайле «Театра взаимных действий», которые к тому моменту успели представить спектакли и выставки в «Гараже», ММОМА и «Боярских палатах». История про серийного убийцу Джека-потрошителя выглядит сомнительным способом провести предновогодний вечер, однако общая интонация «ТВД» наверняка превратит и ее в уютное и одновременно неглупое времяпрепровождение, одинаково подходящее для взрослых и подростков. Драматургической основой этого спектакля, который на самом деле через историю Джека выходит к проблеме фейковых новостей, станет стилизованная академическая конференция. Впрочем, монотонного чтения с листа ждать не следует. Во-первых, докладчиками выступят внутренние органы жертв Джека. Во-вторых, их реплики будут только аудиодополнением к очередному иммерсивному спектаклю-музею в духе прославившего «ТВД» «Музея инопланетного вторжения».

 

Фестиваль NET

 

«Новый европейский театр» стартует 30 ноября, но идти будет до 20 декабря почти ежевечерне. The Village уже собирал гид по спектаклям, на которые еще можно и нужно попасть. Назовем их еще раз кратко: Arts&Science-премьера Клима Козинского, провокативное «холокост-кабаре» Ильи Мощицкого — из важного российского; очередное музыкальное фрик-шоу Кристофа Марталера, иранская пьеса-инструкция в спонтанном исполнении Антона Красовского, Михаила Зыгаря и других видных интеллектуалов и больших актеров — из мирового.

 

Также следует иметь в виду, что в конце декабря обычно объявляет программу «Золотая маска», которая стартует в начале февраля. В этом году на всероссийской премии потрясающая, абсолютно на подбор, номинация «Эксперимент» и несколько важнейших привозов в малой форме: русский гиньоль «Ханана» в слоу-моушн, который поставил все тот же Муравицкий, мучительно-формалистичная «Река Потудань» от пока малоизвестного, но уже многообещающего Сергея Чехова. Впрочем, подробно о программе «Маски» The Village расскажет ближе к фестивалю.

 

Гастроли Большого драматического театра

 

Осенью в Сети появилось видео из-за кулис отличной перформативной выставки «Хранить вечно», на котором корреспондентку и оператора канала «Санкт-Петербург» избивала девушка, внешне похожая на завлита БДТ Светлану Щагину. В пресс-службе театра этот случай не комментируют — зато есть слухи, что худрук театра Андрей Могучий извинялся перед телеканалом лично, и историю замяли безо всяких последствий.

 

Отправляясь на любой из пяти гастрольных спектаклей БДТ, нужно помнить об этом случае как выразительном примере непрозрачности российского театра — при всех достоинствах отдельных работ. Также следует иметь в виду, что «Губернатора» по рассказу Леонида Андреева можно бесплатно и легально посмотреть на видео. В остальном здесь хорош почти любой спектакль: хтонически-мистериальная «Гроза», галлюцинаторная «Алиса» с Алисой Фрейндлих или энергичная «Слава» Константина Богомолова по конъюнктурному тексту 1930-х, который он сам называет «советским Ла-ла Лендом».

 

«Парасомнии»

 

Одним из самых важных событий прошлогоднего фестиваля «Новый европейский театр» стала премьера спектакля SOS художницы Веры Мартынов и композитора Алексея Сысоева о катастрофической любви. Перформанс потом повторяли в «Гараже» и возили на гастроли в Израиль, а Мартынов меж тем уже работала над новым спектаклем с другим современным композитором, Дмитрием Курляндским.

 

«Парасомнии» сохраняют визуальную концепцию «пустого множества», как называет ее сама Мартынов, но далеки от наивной прямоты SOS и его стремления спровоцировать катарсис. Спектакль основан на «Советских застольных песнях» современного поэта Станислава Львовского. Львовский переписал популярную раньше военную лирику малопонятными верлибрами. В сочетании с музыкой Курляндского, которая примерно тем же способом наследует песенной традиции, эти тексты кажутся совсем непонятными. Зато могут сработать как призыв к глубинной культурной памяти зрителей — возможно, мучительной и травматичной. Сами исполнительницы, по словам создателей, тоже пытались понять текст, разбираясь в собственных воспоминаниях. Так что «Парасомнии» образцово представляют ориентацию современного искусства на работу с личным опытом и актеров, и зрителей.

 

«Последний дворец последнего царя»

 

Михаил Патласов — один из самых тонких театральных документалистов в России. В «Чуке и Геке» детский рассказ Гайдара стал поводом для разговора о репрессиях, к которому Патласов подключил и авторские дневники, и личные воспоминания всех исполнителей. В «Неприкасаемых» участвовали профессиональные актеры и бездомные, рассказывая истории о потере жилья под музыку Олега Каравайчука. В «Пыли» режиссер собирает портрет Новосибирска из анализа данных, интервью с известными горожанами и актерских биографий — анонсы обещают спектакль «в жанре археологии будущего, реализованной с помощью практики социального дизайна, работы с современным медиапространством».

 

«Последний дворец последнего царя» станет первым московским проектом Патласова. Это расследование расстрела семьи Николая II с привлечением неопубликованных материалов, вести проект помогает судмедэксперт Сергей Никитин, специалист по останкам Романовых. Главная интрига — как Патласов выведет болезненные события столетней давности в современность. Пока можно предположить только, что спектакль будет идти в иммерсивном формате: команда Театра наций подчеркивает, что особняк Нового пространства похож на Ипатьевский дом в Екатеринбурге, в подвале которого расстреляли Романовых.

 

«Иранская конференция»

 

Иван Вырыпаев написал пьесу, в которой саркастически имитирует академическую конференцию об отношениях Востока и Запада. Правда, больше это похоже на политический конгресс: европейские интеллектуалы читают доклады о правах человека и громко ссорятся. Под конец появляется иранская поэтесса и рассказывает, как осознала любовь к богу и стала счастлива, несмотря на всю внешнюю несвободу на родине.

 

С Вырыпаевым, в принципе, случилось примерно то же, что с Польшей, где он живет сейчас и где сам поставил спектакль по своей пьесе. В Москве его справедливо помнят как реформатора драматургического языка и идеолога театра «Практика», но в «Иранской конференции» поворот к лихому консерватизму становится совсем очевиден. На Западе пьеса, может, и выглядит уместной социальной критикой и вскрывает демагогичность политиков. Но в России разговоры о правах человека и эмансипации по-прежнему ведутся в столь узких кругах, что относиться к ним как к пройденному этапу, над которым нужно иронизировать, пока явно рано. Все это следует иметь в виду, если очень хочется снова попасть под обаяние вдохновенных текстов Вырыпаева.

 

«Зарница»

 

Безумное дистопическое фэнтези о мире, в котором всероссийская патриотическая игра «Зарница» проходит на опушке волшебного леса с духами по имени Журчунья, Ветродуй и Леха-Лось. Еще и написано в стихах. Драматурги Андрей Родионов и Екатерина Троепольская придумали Россию будущего, где разрешена только поэтическая речь: одни говорят складным ямбом, другие — сбивчивым акцентным стихом. Оценить эффект можно по уморительному фильму «Прорубь» и спектаклю «Сван», который поставлен Юрием Квятковским с «Мастерской Брусникина».

 

«Сван» и «Зарница» задуманы как дилогия. В первом спектакле речь идет о мигрантах, которые сдают экзамен по стихосложению в ФМС. Герои второго — подростки. Олег влюблен в Ярославу, Маруся влюблена в Ярослава, а Ярослава влюблена в Марусю — что, конечно, посреди расписного тоталитаризма большая беда. Родионов и Троепольская относятся к своим героям предельно бережно, безо всякой иронии, хоть иногда и неловко утрируют современный язык. Впрочем, ЦИМ позволяет прикоснуться к последнему и совершенно без дистанции. Для этого следует смотреть на видео бережную постановку док-пьесы 22-летней Арины Бойко, которая основана на ее собственной переписке с подругой и носит непроизносимое название «Стопроцентная любовь огонь страсти полноценных желаний отношений к тебе от меня».


В статье упомянуты:


Люди:

Спектакли: