Премьера

21.12.2019
Путешествие Нильса с дикими гусями

Путешествие Нильса с дикими гусями

 

Долгое эхо

28 мая 2019
Яна Трегубова

После одной из  лекций по истории драматических театров Новосибирска в Театральном институте ко мне обратилась студентка с  предложением: написать  работу "Творческий путь актрисы театра «Старый дом» Галины Громовой" для ежегодной институтской студенческой научной конференции.  Что и говорить – предложение было замечательным.   Образ Галины Громовой  –  прекрасной актрисы, посвятившей театру четыре десятилетия, но, к сожалению, уже  ушедшей от нас, встал перед моим мысленным взором. Студентка, скромно опустив глаза, с гордостью тихо добавила: она моя бабушка.

Так родилась работа Яны Трегубовой, тогда студентки 4 курса факультета «Актер театра кукол», внучки замечательной актерской пары - Владилен Трегубов и Галина Громова, которых очень хорошо знают и помнят зрители старшего и среднего поколения Новосибирска. Вариантой студенческой  работы мы предлагаем вашему внимании.

Галина Журавлева, заслуженный работник культуры РФ, доцент кафедры истории театра, литературы и музыки НГТИ.  

 

«Долгое эхо…»

Яна Трегубова

 

…Без всякого сомнения, могу сказать, я выросла в театре «Старый дом». В садик я не ходила,  и когда родители были на работе, я оставалась с бабушкой то дома, то шла с нею  театр… но в театре, конечно же, была чаще.

Любила ли я приходить в театр и  проводить там весь день?
Безусловно.  Я его обожала… мне было там очень весело: я не сидела на одном месте и не скучала: пройдусь по всем гримёркам, поздороваюсь со всеми, загляну в костюмерный цех, дойду до курилки, там тоже кого-нибудь встречу.

Приходя сейчас в «Старый дом» я будто возвращаюсь в детство: всё такое родное, каждый уголок, каждая лесенка, хотя  и фойе, и гримёрки выглядят теперь совсем иначе, но воздух, дух театра всё тот же, который был в моём детстве. Тогда я очень любила дорогу в театр, сама не знаю почему,  но она мне казалась какой-то особенной эта обыкновенная, не совсем ровная, асфальтированная дорога. Я шла по узкому, пыльному и  короткому пути  к зданию «Старого дома», а ощущение было, что иду по красной ковровой дорожке, и внутри – предвкушение того, что сейчас открою дверь театра – и стану как та самая Алиса в стране чудес.

Моё детство, могу сказать смело, счастливое время!
Я не жалуюсь  на сегодняшнюю обстановку, но в детстве было веселее, оттого что бабушка держала за руку. Безусловно, я обожала постановки с участием Галины Викторовны Громовой, и живут в памяти в основном детские спектакли с ее участием, но мне посчастливилось бывать и на вечерних представлениях для взрослой публики. Но самое сокровенное о ней - как о родном человеке… Я помню, она мне делала самые вкусные бутерброды и заваривала самый вкусный кофе, я не пила такого кофе уже 8-10 лет. 
И вроде бы всё она делала так, как делала мне мама или папа, но для меня вкуснее её бутербродов и кофе ничего не было.

Громова Галина Викторовна (1948-2010) пришла в Новосибирский Областной драматический театр в 1969 году  после окончания Красноярского училища искусств; педагог И.Я. Хасин. Амплуа: характерная героиня, характерная старуха. Она была небольшого роста, среднего телосложения, с завораживающей улыбкой и блеском в глазах. Народный артист РФ А. Е. Узденский, её партнёр, так вспоминал актрису: «Галя произвела на меня впечатление: она была ужасно красивая… вот, как  Наталья Фатеева, вот всё: фигурка, всё точёное, глаза, губы…ну, просто красавица. А потом, когда стали играть, выяснилось, что она и актриса хорошая…» (Трегубова Я. Из интервью с народным артистом РФ А.Е. Узденским / Новосибирск, 15 января 2018г. Архив Театрального музея Новосибирского отделения СТД РФ (ВТО). Фонд – театр «Старый дом». Дело Г.В. Громовой).

Молодая актриса быстро вошла в репертуар театра. На сцене «Старого дома»  она сыграет более восьмидесяти ролей в  русской и зарубежной классике, в драматургии А. Островского, Н. Гоголя, Ж.-Б. Мольера, в пьесах современных авторов.  Жизнерадостность, напористость, сияющая улыбка придавали особое обаяние её первым сценическим героиням. Одной из них стала девушка Зина в пьесе «Трибунал» (1970). В пьесе рассказывалось о Великой Отечественной войне, о том как жена и дети деревенского старосты Терешко, не зная, что тот выполняет задание партизан, судили его за измену.

"Поднимается занавес, – писала газета «Вечерний Новосибирск»,  – … перед нами обычная крестьянская хата и обстановка в ней тоже обычна для тех времён: почти всё самодельное – стол, скамейки, топчан, табуретки. Только кровать железная, широкая, двуспальная, с никелированными шариками. На кровати гора подушек и наволочек с вышивкой. Так начинается спектакль по пьесе Андрея Макаёнка «Трибунал», поставленный режиссёром С. Иоаниди, художник – И. Рылов». Автор рецензии Л. Назарова отмечает и работы молодых актрис: «Обыкновенными, очень типичными деревенскими женщинами-солдатками рисуют своих героинь Галину и Зину актрисы Г. Громова и Г. Ильина» (Назарова Л. Верность героической теме// Вечерний Новосибирск, 17 декабря 1971г.).

Вместе с тем были и другие оценки игры Громовой. Из воспоминаний её многолетнего партнёра В. С. Трегубова: «…Это  –  её первая работа в театре. И мне там она не нравилась. Галина только пришла в театр, ещё не освоилась, не очень здорово влилась в коллектив. Новенькая. Зажатая. Потом ей Семён Иоаниди (мой первый и её первый режиссёр) подсказал, попытался помочь ей…а она не смогла взять задачу режиссёра, обыграть. Была не естественна, не органична, чувствовался наигрыш… Но спектакль был смешной и проходил всегда на – УРА!...» (Трегубова Я. Из интервью с артистом В.С. Трегубовым / Новосибирск, 29 мая 2018г.  Архив Театрального музея Новосибирского отделения СТД РФ (ВТО). Фонд – театр «Старый дом». Дело Г.В. Громовой). Так, вопрос об актерской  органике встанет для Галины Громовой сразу со всей профессиональной серьёзностью.

Незадолго до прихода Громовой  театр Облдрама в 1967 году  получает собственное помещение  на улице Большевицкая, 45 после тридцати четырех лет кочевой жизни. Это был типичный театр малой сцены на 200 мест. Так он становится третьим драматическим большого театром города наряду с ТЮЗом и «Красным факелом». Задача поиска собственного  лица явилась первостепенной для его главного режиссером С. С. Иоаниди (1963-1974)  Этот поиск определяют "два решающих «полюса»: естественность и условность" – главные ориентиры искусства постсталинского общества. От «нетеатральной», неприкрашенной правды и точности сценической детали театр двигался к освоению театральной условности. Функция театра понимается как отражение жизни.

 

Галина ГромоваВ. Соллогуб "Беда от нежного сердца", 1971г. Катерина Ивановна - Галина Громова

 

Умением создавать достоверные народные характеры в Облдраме тогда особо отличались актеры старшего поколения. И прежде всего актеры-рогачевцы  Фомин Н. Д. и Филиппова Н. Н. с их редчайшей органикой игры, первые первые заслуженные артисты театра «Старый дом». Сценический образ создавался ими как бы из мелочей, не рассчитывая на внешний эффект, «незаметно, ненавязчиво» (Л. Баландин)  завладевая вниманием  зрителя.  Позднее эти качества определят  и игру Г. В. Громовой. И, может быть, не случайно, что ее «востроглазая» красавица Наташа в водевиле «Беда от нежного сердца» В. Соллогуба (1971), где она будет играть вместе с многоопытными рогачевцами, станет одной из ее лучших ранний ролей.

Для профессионального роста  актрисы важными окажутся сезоны В.  К.  Чернядева (1976-1979). Его спектакли "были пронзительно правдивыми, абсолютно не "бутафорскими", но и без бытовухи, с актерами, которые на сцене не только чувствовали, –  они думали, и не боялись идти на прямой контакт со зрителем", –   писала позднее театровед Т. Антонова (см: Е. Климова. Ремарки на полях истории», Новосибирск, 2008. С. 97). Зина –  «Последняя инстанция» Г. Матуковского (1976) и Нюра – «Город на заре» А. Арбузова (1977) с их обыденной достоверностью принесут ей наибольший успех в чернядевских постановках.

 

Галина Громова

А. Червинский "Счастье мое...(Бумажный патефон)", 1984г.

Виктория - Галина Громова, Семён - заслуженный артист РФ Леонид Иванов.

 

Своеобразным итогом первого творческого десятилетия актрисы станет роль Нюры Саловой «В день свадьбы» В. Розова  –  главного драматурга «оттепели». Пьеса обошла тогда все театры страны от Москвы до Дальнего Востока.   В 1980-м  в Облдраме ее поставит режиссер  А. Кордунер, оформит художник В. Фатеев. Спектакль строился как убедительный «поток жизни бытовых реалий: белятся стены, приносится посуда, рубят капусту на праздничные пироги, невеста хлопочет над нарядом…», –   писала о спектакле известный новосибирский критик М. Рубина.

Нюра Салова, на первый взгляд, ничем не примечательна – девушка из небольшого провинциального городка на Волге, дочь сторожа, грубоватая,  не очень молодая. Но в день свадьбы, когда   она осознает, что Михаил любит не её, а другую,  Нюра   отказывается от любимого, и, в общем, жертвует счастьем своей жизни ради другого человека. За внешней обыденностью девушки актрисой открывались ее глубинные доброта и человечность, просвечивали коренные черты национального русского характера, которые прозвучали в высокой тональности. Спектакль имел большой заслуженный успех.  Высокая оценка работы актрисы Г. Громовой была поддержана внутри коллектива: «Это была её серьёзная работа,  –  вспоминал актёр Трегубов В. С. –  Тут она сыграла некую идею: цены чувств, по-настоящему любить человека. Можно сказать, что это ее первая серьёзная, удачная работа… и материал роли лёг на неё…» (Трегубова Я. Из интервью с актёром В.С. Трегубовым / Новосибирск, 31 марта 2018г.  Архив Театрального музея Новосибирского отделения СТД РФ (ВТО). Фонд – театр «Старый дом». Дело Г.В. Громовой).

«В день свадьбы» создавался в знаменательную эпоху И. Б. Борисова, заслуженного деятеля искусств (1979-1986). Театр не только продолжает ставить пьесы о современности и ее этических проблемах, но  и открывает новые возможности театра малой сцены. И Громовой удается внести свои неповторимые ноты в художественную палитру театра.

Большой удачей актрисы и режиссера станет спектакль «Осень следователя» болгарского автора Г. Данаилова (1983). Он выходит сразу после «Луизы Миллер» («Коварство и любовь») Ф. Шиллера, имевшей широкий резонанс. О «Луизе Миллер» много и хорошо писала и местная, и центральная пресса (журнал «Театр» № 7, 1984). Его внешняя статика и намеренная «тишина» имели большую энергетику, оказывали  сильное впечатление на зрителя. В нем играли: Президент – А. Узденский, леди Мильфорд – Х. Иванова и Л. Одиянкова,  Луиза  и Фердинанд, тогда совсем молодые, ныне  заслуженные артисты РФ В. Сергеева и Л. Иванов: оформлял – В. Фатеев.  «Осень следователя», как представляется, явилась своеобразной дилогией режиссера, продолжающей и тему противостояния личности социуму, и поиск новых возможностей театрального аскетизма. 

Единая сценографическая установка В. Фатеева создавала предельно обобщённый образ спектакля. На фоне черного задника каждая немногочисленная деталь оформления – вешалка, телефон, стол – выступала выпукло и зримо, вызывая разнообразные ассоциации. Пьеса-детектив рассказывала о современной коррупции, следствие о которой ведёт Петров. Эту сильную личность играл народный артист РФ А. Е. Узденский, его преданную жену – народная артистка РФ Г. А. Алехина, а его помощницу/воспитанницу   Г. В. Громова. Как и в шиллеровской постановке,  в новой работе  был первоклассный актерский ансамбль.

Внешний облик героини Громовой был неброским – будничный деловой костюм, прямая строгая юбка, блузка, стрижка под мальчика. Она не многословна и жест её скуп. Во всем её поведении чувствуется большая внутренняя собранность. Как и в спектакле «Луиза Миллер» здесь были важны зоны молчания. Через лаконизм жеста и его обыденность актриса и режиссёр выходят на очень важные внутренние процессы, которые происходят с героиней. Важнейшей в спектакле была мизансцена, удивительная по своей простоте, когда героиня Громовой склонялась с папироской, чтобы прикурить, к молодому, только что пришедшему следователю Андрееву, который продолжал дело Петрова – его убедительно играл артист В. Шалавин. И в эту минуту глубокого молчания, когда она закуривала, зрительный зал напряжённо следил за тем, что же на самом деле происходит. Зритель втягивался в немой разговор, зону молчания, в энергетическое поле двух человек, которые молчали и прекрасно знали, о чём молчали. Это была минута экзистенциального напряжения, жизненного выбора, решение судьбы двух человек. Решивших продолжить дело Петрова и знавших, что их может ждать впереди. Это был тайное принятие судьбоносного решения. В обыденности мизансцены отчетливо просвечивала одна из главных тем искусства 60-80-х годов противостояния тоталитарной системе. И опять через лаконизм и простоту театр выходил на большие обобщения, на разговор о проблемах сегодняшнего дня и целой эпохи. Этот спектакль был событием, о нём писали критики Новосибирска, и среди них М. Рубина, оставившая замечательную рецензию на спектакль «Кто придет после них», опубликованной в газете «Советская Сибирь (1984. 28 января).

 

Галина Громова

Г. Данаилов "Осень следователя", 1983г. Воспитанница Петрова - Г. Громова, Андреев - В. Шалавин

 

«Я задаю себе вопрос  – почему ей удаются роли современниц? – пишет о Г. Громовой её партнёр, актриса Л. Одиянкова.  –  Какой тип женщины выпало ей по актёрскому жребию воссоздать в театре? Я вслушиваюсь в интонацию Громовой – в ней нет недосказанности, скрытого смысла, ложной многозначительности, она предельно конкретна. Судьбы всех героинь как будто живут в судьбе самой Громовой. Вот почему она «не спеша делает на сцене добро». Человеческая сущность сливается со сценической, и это мне кажется основным достоинством актрисы… Сама источник искренности, она наделяет своих героинь простотой и достоверностью. Таковы Нюрка – «В день свадьбы» В. Розова, Маша - «Смотрите, кто пришёл!» В. Арро, Таня –  «Судья» М. Горького, Зоя –  «Спешите делать добро» М. Рощина…» (Одиянкова Л. Вечерний Новосибирск/ Доброе сердце актрисы// 17 декабря 1982 г.).

Новой значительной работой актрисы и режиссера И. Б. Борисова станет роль Зинаиды в спектакле «Приходите, братья-сёстры!» (1990) – пьеса новосибирского автора Ю. Мирошниченко. Спектакль ставил Борисов уже в качестве приглашенного на постановку  режиссера. Спектакль, вышедший в разгар «перестройки», явился своеобразным размышлением  – что же всё-таки с нами происходит в это новое время, кто этот «просто человек» сегодня? Жанр спектакля предлагал широкий спектр ответа: от шутовства до лиризма. И, как всегда в спектаклях Борисова, была важна сценография художника В. Фатеева, ее смысловом наполнение. «…оголенные провода, не забранные в плафоны лампочки. Перегородки между домами разрушились: в одном доме – гулянка у Зинаиды, и причитание по покойнику –  у соседей. А выгородка между ними – как трещина на самой земле…» (Шатина Л. Приходите, братья-сестры! 1990. Декабрь. См: Архив Библиотека Новосибирского отделения СТД РФ (ВТО). Фонд Театр «Старый дом». П-Облдрама. Рецензии: 1987, 1988, 1989, 1990). Эта трещина подчёркивает, что люди чужды друг другу, между ними видимые перегородки разрушены, а духовные есть.

На общем фоне выделялось лицо Зинаиды. "Мелко, дробненько ведет по сцене Зинаиду Г. Громова. Отрывистая, полустёртая речь её – в сторону от партнёра, всё равно куда взгляд направить – в глаза ли мужу или на его перевёрнутый йоговской «позой» зад. «Дура я, дура», – полураздраженно-полуравнодушно ставит себе диагноз Зинаида и продолжает не жить, а нормально, как все, суетиться…  Мотив «неосознания» себя, стертости сознания, неспособности оценивать происходящее в душе и вне её – ведущий в спектакле… Финал резко сбавляет темп. Начинается новое драматическое событие – осмысление мира, себя, зависимости друг от друга",  –  писала критик Л. П. Шатина. 

С годами Г. В. Громова все настойчивее ищет связь судьбы своих героинь, связь их внутреннего мира с окружающей действительностью. И в анализе этой связи актриса скорее адвокат, чем прокурор своих героинь. Одна из наиболее значимых работ позднего  периода творчества актрисы –  Галчиха в «Без вины виноватые» А. Островского,  –  тому еще одно подтверждение (режиссер и сценограф С. Бобровский), 2006 г.  Арина Галчиха –  бедная мещанка из губернского городка, которой когда-то был отдан под присмотр мальчик Гриша, внебрачный ребенок Кручининой. Сцена встречи  двух женщин после многих лет становилась в спектакле одной из его самых пронзительных,  запоминающихся на долгие годы. Роль Кручиной играла  н. а. РФ Х. Иванова.

 

Галина Громова

А. Островский "Без вины виноватые", 2006г.

Кручинина - народная арстистка РФ Халида Иванова, Галчиха - Галина Громова

 

Г. Громова давала неожиданный пластический рисунок роли. <Галчиха  напоминала «старую корягу», –  вспоминает театровед Г. К. Журавлева.  –   Она сидела на полу, покачиваясь, в полупьяном состоянии с папироской в руке. Одета в юбку и кофту навыпуск. Грудь перепоясана ни то светлым платком, ни то пеленкой – своеобразным слингом, а на  голове –  вязанная современная (!) детская шапка с большим помпоном, как некое напоминание о ее далёком прошлом… Сейчас, скатившаяся на самое дно жизни, она,  казалось, позабыла все, что с ней когда-то было.

На горячие просьбы Кручиной вспомнить  ее сына, Галчиха отвечала отрывистыми звуками, каким-то птичьим языком (не зря Галчиха) словно и  не человек, а обрубок его. Так начинал выстраиваться вокруг Галчихи-Кручининой круг ассоциаций неживого, омертвевшего и горячего, подлинного, живого... Бытовая сцена приобретала метафорический объем.

В какой-то момент их мучительного диалога что-то происходило: в «коряге» начинал едва-едва пульсировать ручеек памяти. Но от слов Галчихи: Гриша «живой» –   преображалась и Кручинина! Актриса Х. Иванова подхватывала тему возвращение надежды–жизни в сердце матери. Эту сцену замечательно играли актрисы! Прошло столько лет, но все очень хорошо помнится. Роль Галчихи прозвучала неожиданно остро современно: актриса  с болью напоминала о судьбах многих женщин, подобных Галчихе, способных потерять себя, оказаться на самом дне жизни в кризисные периоды общества» (Трегубова Я. Из интервью с театроведом  и педагогом НГТИ  Г. К. Журавлевой / Новосибирск, 4 апреля 2018г.  Архив Театрального музея Новосибирского отделения СТД РФ (ВТО). Фонд – театр «Старый дом». Дело Г.В. Громовой).

Размышляя о сценическом пути актрисы Галины Викторовны  Громовой, посвятившей театру «Старый дом» четыре десятилетия, приходишь  к выводу, что ее исполнительская манера – безыскусственность, простота, умение через деталь, через незначительный бытовой жест выйти на большое социальное и психологическое обобщение, стали одним из важных творческих приобретений театра «Старый дом» как искусства театра малой сцены.


В статье упомянуты: