Premier

04.12.2020
LOVEVERYMUCH

LOVEVERYMUCH

 

12.12.2020
Наизнанку

Наизнанку

 

12.12.2020
От отбоя до подъема

От отбоя до подъема

 

12.12.2020
Наташа

Наташа

 

12.12.2020
Гоша

Гоша

 

TODAY IN THEATER

24 November, Tuesday

Zuleikha opens her eyes

more details>

Андрей Прикотенко: «Режиссер, как Бог, создает новые художественные миры»

15 november 2019
Татьяна Евстигнеева Собака.ru

Главный режиссер «Старого дома», автор постановок в БДТ и театре имени Ленсовета в родном Петербурге, и в «Ленкоме» в Москве открыл фестиваль «Хаос» премьерой, инсценировав роман Достоевского «Идиот».

 

 

Банальный вопрос, но все же: почему «Идиот»?

 

На мой взгляд, надо периодически обращаться к крупным эпическим сюжетам, смотреть, где они могут существовать в сегодняшней реальности. Ведь в глобальных вечных произведениях кроются главные вопросы по важнейшим темам, которые тревожат каждого из нас: вера, достоинство, любовь, смерть. Ни одного человека они не минуют — все мы задумываемся об этом редко, но глубоко или судорожно. Работа над «Идиотом» стала для нас мощным погружением в психологическую историю: мы разобрали ее так, как я, пожалуй, никогда не разбирал драматургическое произведение. Это очень увлекательно — находить персонажей в сегодняшнем времени.

 

Осовременивание действия — достаточно популярный режиссерский прием. Почему он столь актуален сегодня?

 

Когда я был студентом, мой учитель, профессор Вениамин Михайлович Фильштинский говорил, что мы должны находить мотивы и сюжеты, предлагаемые на рассмотрение зрителю, в формате «здесь и сейчас». И эта формула придумана не современными режиссерами — это вечная истина. Например, Шекспир брал древние легенды и хроники и делал их актуальными текстами. Кстати, Федор Михайлович Достоевский говорил о себе: «Я современный писатель». Найти сюжет Достоевского в сегодняшней реальности — дело непростое. И опять же для этого нужно ответить на сотню вопросов, начиная с того, на какой улице в Петербурге сегодня могла бы находиться квартира Епанчиных, и заканчивая тем, может ли в наше время существовать рядом с нами Иисус Христос.

 

В афише заявлено, что постановка идет четыре часа двадцать минут — достаточно серьезный тайминг для спектакля, особенно сейчас, когда жизнь настолько ускорилась, что каждая минута на счету.

 

Роман «Идиот» невозможно уместить в два часа, особенно если мы хотим сохранить основной событийный ряд произведения. Его нельзя «конвертировать» в дайджест — зритель будет разочарован. У меня никогда не было и не будет проблем с метражом. К примеру, спектакль «Лерка», который я поставил в 2009 году в Петербурге, имеет продолжительность три часа сорок минут и до сих пор идет в «Балтийском доме». Этот сценический мир затягивает, возникает ощущение сопричастности, и такого эффекта невозможно добиться в короткометражке. Ведь тогда мы стараемся эмоциональную палитру «отжать», уложив в заданный промежуток времени, а «длинная дистанция» дарит другую глубину, эмоциональное потрясение, шок. Это особый эффект, особое зрелище, которое на протяжении долгого времени после просмотра будет сопровождать зрителя, нанесет ему душевную травму и останется с ним навсегда.

 

Кстати, ваша самая первая постановка «Эдип-царь» для петербургского «Театра на Литейном» тоже была долгожителем, и именно благодаря ей ваше имя стало известно в театральном мире.

 

Да, спектакль шел, пока артисты не повзрослели. «Долгоиграющие» проекты — еще одна причина, почему мне интересно ставить глобальные эпические сюжеты.

 

В театрах Москвы и Петербурга вы работаете с известными актерами. Есть ли особая «магия» во взаимодействии с великими артистами?

 

Конечно, впечатления от встреч с такими личностями, как Олег Басилашвили или Алиса Фрейндлих, остаются с тобой навсегда. Работа с Максимом Авериным — так же важная часть моей жизни: он невероятно талантливый артист, мастер высочайшего уровня, который собственным примером показывает, как нужно отдаваться своему делу. Но некоторых артистов труппы «Старого дома» я тоже считаю образцом своей профессии. И это не пустые слова: у нас мощная актерская команда, с которой нашел бы творческое самозабвение любой режиссер — выдающиеся мастера были бы удивлены природной одаренностью, самоотдачей и трудолюбием наших актеров.

 

Кстати, почему три года назад вы согласились на предложение «Старого дома» занять пост главного режиссера театра? Обычно люди стремятся в культурную столицу, а не наоборот.

 

В «Старом доме» я ставил свой дипломный спектакль — меня порекомендовал мой педагог Вениамин Михайлович. Постановка рождалась тяжело, и я даже хотел бегством завершить эти мучения, но, в итоге, она состоялась и была успешной. И вот спустя семнадцать лет «Старый дом» зовет меня к себе. Конечно, я согласился. Выпустил «Вишневый сад», а через какое-то время получил предложение творчески возглавить театр. Свой театр дает любому режиссеру больше возможностей: если удается объединить артистов, а желательно и весь коллектив, одними художественными идеалами, то можно добиться гораздо более серьезных результатов.

 

Вы учились на курсе Фильштинского вместе с Константином Хабенским, Михаилом Пореченковым, Ксенией Раппопорт. Судя по всему, конкурс в институте был серьезным.

 

Для меня до сих пор загадка, как я поступил, ведь я никогда не пробовал себя в актерском деле. Но не прошел на режиссерский факультет, и выхода не было. В итоге, мне несказанно повезло: я был единственным учеником-режиссером у Вениамина Михайловича, поэтому у меня было столько возможностей для практики!

 

Почему не воспользовались шансом стать артистом?

 

Я всегда мечтал о режиссерской профессии. Ведь режиссер, как Бог, сочиняет сценическую реальность и создает новые художественные миры.

 

Фото Ольги Вардугиной


The article mentions:


Peoples:

perfomances: