Премьера

21.12.2019
Путешествие Нильса с дикими гусями

Путешествие Нильса с дикими гусями

 

СЕГОДНЯ В ТЕАТРЕ

09 Декабря, понедельник

Река Потудань (Международный Рождественский фестиваль искусств)

подробнее >

Люди театра. Медиахудожник и видеоинженер Андрей Лохонин

04 декабря 2019
Марина Шабанова Ведомости Законодательного собрания НСО

Компьютерные технологии в театре соединяют виртуальное и реальное пространства, погружают зрителя в иллюзорный мир: как если бы вы оказались внутри компьютерной игры или мобильного пространства, где живое приобретает силу магического. Этот новый театральный язык сегодня активно использует новосибирский театр «Старый дом».

 

«Не так это красиво, как могло бы быть», — замечает видеоинженер и медиахудожник Андрей Лохонин, показывая нам своё рабочее пространство. Большую часть его работы невозможно увидеть или отделить от общей идеи спектакля, но мы попытаемся.

 

 

Официально должность Андрея Лохонина в штате «Старого дома» называется «видеоинженер». В нескольких спектаклях он выступает как видеохудожник — к примеру, в драме «Зулейха открывает глаза» режиссёра Эдуарда Шахова и документальном спектакле «Пыль» в постановке Михаила Патласова. Но по духу и роду увлечений Андрей Лохонин — медиахудожник, так его называют и те, кто приходит к нему поучиться. Кстати, в свои 25 лет он и сам продолжает учиться.

 

 

Технологическая служба театра делится на звукоцех, светоцех и видеоцех. В звукоцехе работают звукорежиссёр и звукооператоры, в осветительском — художник по свету и осветители, в видеоцехе — видеоинженеры и медиахудожники. Этот стандарт варьируется от театра к театру. В небольшом по размерам «Старом доме» со штатом всё более чем скромно. Андрей Лохонин — единственный в своём роде.

 

Пока зрители собираются в фойе, видеоинженер Андрей Лохонин налаживает свою часть оборудования к спектаклю. Время 10:00. Утренний показ спектакля «Мама-кот» (режиссёр Евгения Никитина) по пьесе чилийского писателя Луиса Сепульведы. Эта новогодняя премьера 2017 года так полюбилась юным зрителям, что её дают по выходным весь сезон. Трогательная история о том, как толстому портовому коту Сорбасу пришлось стать мамой для юной чайки. Весёлый, ироничный спектакль в духе клоунады с запоминающимися декорациями художника Олега Головко. Задача Андрея Лохонина не только подготовить спектакль, но и вести его, подсказывая операторам, а при необходимости — включаться самому.

Своим учителем по медиадизайну Андрей называет Алину Тихонову, медиахудожника из Санкт-Петербурга, с которой они вместе работали на «Пыли». Алина сейчас создаёт медиа для нового детского спектакля в «Старом доме» — «Путешествие Нильса с дикими гусями» по произведению Сельмы Лагерлёф. Историю о мальчике, превращённом гномом в крошечного человечка, ставит режиссёр Галина Жданова. Декорации и костюмы шведской сказки так загадочны, что уже хочется это увидеть.

 

 

Большую часть контента спектакля Михаила Патласова «Пыль» создавала Алина Тихонова, Андрей Лохонин был её соавтором. Огромный шар-планета выходит на диалог со зрителем — красивая идея, но как её воплотить? Задействовали генеративную графику: когда графическое изображение генерируется с помощью формул и специальных программ.

 

 

— Вы создаёте уравнение, по нему рисуются некоторые шаблоны, потом это всё множится. Алина особенно хороша в генеративной графике, — переходит на математический язык Андрей Лохонин. — Я же больше работаю с 3D-визуализацией, когда есть какие-то физические трёхмерные объекты, заставляю их шевелиться, двигаться. Один из резидентов нашей школы-студии на фестивале «ХАОС» просил меня сделать графику по золотому сечению — кубики, архимедовы спирали… По сути, это красивая анимация математических формул. Она потом какое-то время в фойе театра крутилась. Есть куча направлений графики, в которых работают разные художники. Они разнятся так же, как «Чёрный квадрат» Малевича и «Купание красного коня» Петрова-Водкина.

 

 

Медиаискусство в России существует не так много лет: если не углубляться в историю вопроса, то отсчёт можно вести со времени развития компьютерной индустрии. На российские подмостки медиа пришли в конце 1990-х годов, в первую очередь это касалось оформления мюзиклов и различных шоу, затем медиасценография захватывала пространства оперы и балета. Театр драматический шёл по этому пути очень осторожно, начиная с робких видео на задниках. Сегодня видеоконтент стал частью актуального театра. Спектакли с использованием элементов медиа идут и на сценах новосибирских театров — «Красного факела», «Глобуса», Новосибирского музыкального театра, Первого театра. Но вот чтобы тексты Шекспира или Достоевского получали новую жизнь с помощью медиатехнологий — это история для Новосибирска совсем уж недавняя. Особенно громко она заявила о себе в спектакле «Sociopath/Гамлет» Андрея Прикотенко, премьера которого состоялась в марте 2018 года.

 

 

— Само название «медиахудожник» в Новосибирске я услышал год назад, — рассказывает Андрей. — Медиахудожники работают с видео. И в отличие от видеодекораций, которые делают видеохудожники, мы используем массу технических приспособлений, позволяющих привязать видео к жестам актёра, его проходам. Так создаётся не квадратная картинка, а игровое пространство. Как раз за это отмечен во внеконкурсной программе «Золотой Маски» — «Маска+» — спектакль «Sociopath/Гамлет». Художник-постановщик Ольга Шаишмелашвили в команде с мастером по свету Игорем Фоминым, видеохудожником Олегом Михайловым и видеопрограммистом Константином Щепановским построили кубическое киберпространство. Я на этом спектакле был видеоинженером, мы с Олегом Михайловым четыре последние ночи перед спектаклем работали практически не вставая. Было много переделок, потому что после открытого показа Андрей Михайлович Прикотенко за две недели написал новую пьесу. Мы сидели, рисовали, прикидывали, как сделать красиво. Эти буквы, которые летают в трёхмерном пространстве, — заслуга Олега Михайлова. Идея просто божественная!

 

 

У спектакля «Sociopath/Гамлет» сложная техническая система — видеомэппинг, или проецирование, на родной сцене состоит из шести проекторов. Два года назад на то, чтобы свести все проекции в один медиасервер, Андрею Лохонину требовалось 11 часов, год назад — 7, а теперь в случае выезда он может сделать это за час. Декорации и проекции масштабируются в зависимости от помещения и сцены, чтобы смотрелось органично. К примеру, в Берлине в рамках молодёжного фестиваля Augenblick Mal спектакль показывали на огромной сцене театра Sophiensale, потребовалось установить дополнительно пять проекторов. Очевидцы говорят, зрелище было просто космическим. И это как нельзя лучше отвечает идее спектакля Андрея Прикотенко — он посвящён знаменитому физику-теоретику Стивену Хокингу, этот новый Гамлет может «замкнуться в ореховой скорлупе» и быть властелином вселенной внутри собственного сознания.

«Идеальный медиахудожник сочетает прагматический, алгоритмический ум с фантазией и художественными идеями» Анна Титовец, медиахудожник

 

 

В Новосибирск Андрей Лохонин приехал учиться из Кемерово. В 2016 году окончил физфак НГУ. Изучал физику плазмы, ещё студентом строил линейный ускоритель в Институте ядерной физики и подрабатывал в конторе по прокату сценической аппаратуры. Четыре года был техническим директором студенческого клуба НГУ, одного из старейших клубов в стране. Занимаясь медиадизайном, они сделали шоу из университетского конкурса красоты, и он вошёл в пятёрку самых зрелищных студенческих конкурсов России. После 3-го курса Андрей Лохонин поступил в Алтайский государственный институт культуры, на заочное отделение. Заканчивая курс бакалавриата в НГУ, параллельно осваивал профессию художника по свету на кафедре у Льва Сагайдака в АГИК.

 

— Я знаю много творческих людей среди физиков: они пишут стихи и прозу, издают под псевдонимами свои сборники. Физика очень красива, просто не все об этом знают. Я часто во время работы вдохновляюсь физикой, — посвящает нас в секреты своего мастерства Андрей. — Физика повсюду. Мне очень нравится смотреть на природу, наблюдать, как зависимы линии, а потом повторять это в своих работах. Золотое сечение — это всего лишь соотношение некоторых длин отрезков друг к другу, не зря Леонардо да Винчи использовал его. Вот замечательный союз физики и творчества! В какой-то момент я понял, что больше хочу заниматься театром, приносить людям радость, это было моей детской мечтой. А недавно я понял, что каждый день хожу на работу и дарю людям радость.

 

Кроме работы в своём театре, его часто приглашают проконсультировать или помочь с наладкой оборудования на других сценах. К примеру, режиссёр спектакля «Фрагменты любовной речи» Полина Кардымон приглашала в «Глобус», чтобы правильно коммутировать систему. Современное оборудование в новосибирских театрах есть, но квалифицированных специалистов, — знающих, как с ним обращаться, провести тонкую настройку и наладить работу, — катастрофически не хватает. И в самом «Старом доме» есть такие спектакли, которые проходят на грани современных возможностей медиатехники, но работать с этим в каждодневном режиме, кроме самого Лохонина, некому. Вот и приходится готовить себе смену, учить, поднимать квалификацию. Иначе жена все вечера будет дома одна. И на творчество времени не останется.

 

— Уже три года я занимаюсь медиадизайном. Вдохновлялся работами Олега Михайлова, Алины Тихоновой. У нас, к сожалению, нет большой движухи, это в Питере и Москве много фестивалей. На том же «Круге света» можно посмотреть 3D-мэппинг и прочее, — продолжает Андрей. — Интерес к этому сейчас большой. Даже в Новосибирске звонят режиссёры и просят сделать им медиаконтент для постановок. И в другие города меня зовут режиссёры, хотя на самом деле есть много художников опытнее меня, всё дело в идее режиссёра и в том, какой стиль ему нужен.

«Новые медиа создают виртуальную реальность, которая захватывает нас с головой. Мы понимаем, что всё понарошку, но сила нового искусства такова, что всеми чувствами мы оказываемся втянутыми в вымышленный мир, которому на самом деле не принадлежим»
Оливер Грау, «Виртуальное искусство: от иллюзии до погружения»

 

 

Если раньше художники творили кистью, то теперь — программным кодом. Среди инструментов — генеративная графика, glsl-программирование, видео-арт, медиаперфоманс, саунд-арт. Медиаискусство находится на стыке искусств, науки и технологий. Медиа могут считывать, хранить, показывать, ретранслировать информацию различными способами. В ход идут проекторы, лазеры, звуковые системы, компьютеры, датчики движения. Так спектакль «Идиот» превращается в чёрную дыру, раздвигая пространство сцены до бесконечных пределов, отражаясь и переотражаясь в поверхностях, погружая в глубинные смыслы, как «вселенная в скорлупе», продолжая начатое в истории с Гамлетом.

 

 

— Вот эта игра с отражающимися поверхностями в новом спектакле Андрея Михайловича Прикотенко давалась не просто, — рассказывает Андрей Лохонин. — На зеркальные поверхности вообще очень сложно чем-либо светить, потому что есть многочисленные переотражения. Идею воплощали художник Ольга Шаишмелашвили и видеохудожник Константин Щепановский, я же вкладывался исключительно как видеоинженер. Когда выпускали «Идиота», мы все тут сидели без выходных, во всех цехах велась очень напряжённая работа. Любому спектаклю ты отдаёшься на все сто — так каждый из нас оставляет в спектакле частицу себя.

 

 

Спектакль «Идиот» высоко оценили и критики, и зрители. Судя по всему, его ждёт большая дорожная карта. Этот спектакль, как и другие сейчас в «Старом доме», делался модульным, чтобы его можно было возить. Сборная конструкция сценографии может заполнить чуть ли не любую коробку и занять гораздо большее пространство, чем родная сцена.

 

 

Весной этого года на сцене «Старого дома» открывала, наконец, глаза Зулейха. Железная конструкция на сцене, качающаяся походка актёров, слепящий свет тоннеля и мелькание невидимых придорожных фонарей. Контент и видеооформление для спектакля Эдуарда Шахова по роману Гузель Яхиной создавал Андрей Лохонин в сотрудничестве с художником-постановщиком Альбертом Нестеровым и художником по свету Игорем Фоминым. Задача стояла — создать мистическую легенду с вполне реальными героями.

 

 

— Мы должны приумножить то, что вложил режиссёр, и усилить этот эффект. Андрей Михайлович, к примеру, всегда чётко знает, что ему нужно. Михаил Патласов, ставивший «Пыль», наоборот ждёт предложений от художников, а потом выбирает. А Эдуард Шахов давал нам простор для творчества и одобрил практически всё предложенное, — вспоминает Андрей Лохонин. — В «Зулейхе» нужны были очень тонкие моменты, нельзя допустить грубого вмешательства. Прострельная геометрия с двух проекторов, маленькие окошки из оргстекла, и вот, когда в сумрачной атмосфере на этих окошечках что-то происходит, это и добавляет картине эмоциональную составляющую. Плюс генеративная графика, полосы всякие летающие и ещё много чего. Где бы ни сидел зритель, везде будет свой эффект.

 

 

На фестивале «ХАОС» Андрей Лохонин и Константин Щепановский вели школу в арт-резиденции: набрали курс и обучали студентов. По итогам школы участники показали пять перформансов за один день. «Часть этих ребят присоединились к нашей постоянной группе. Я не говорю сейчас о медиадизайне. Есть свой круг знакомых. Мы встречаемся, обсуждаем какие-то технические вещи. Ребята почему-то решили, что я могу их чему-то научить. Читаю лекции, показываю какие-то технические новинки. В целом это очень нужное общение».

 

Театры не откажутся от традиционных спектаклей с развитием медиа, считает медиахудожник Андрей Лохонин, часть зрителей по-прежнему им верна. «В этих спектаклях есть своё очарование. Кроме того, там нет моей работы и можно расслабиться, — смеётся Лохонин. — Это разные вехи театра, как чёрно-белое кино с Чарли Чаплином: его можно смотреть и пересматривать бесконечно — классика, которая не устаревает. Так и у нас есть спектакль “Тётки”, очень смешной. Зачем им видео, они и так прекрасны!»

 


В статье упомянуты: