Премьера

В ближайшее время премьеры не запланированы!

Много букв и много чувств

01 декабря 2020
Игорь Смольников Инфопро54.ру

Открытая репетиция спектакля ЛЮБЛЮНЕМОГУ

 

Театр «Старый дом» — арт-бренд, у которого старина только в имени. По концентрации новаторских решений в сценографии, режиссуре и литературном материале он в Новосибирске один из лидеров. В декабре театр бросит еще одну весомую монетку в копилку своего модернистского «я» — покажет спектакль «ЛЮБЛЮНЕМОГУ», поставленный по тексту петербургского драматурга Ольги Никифоровой московским режиссером Денисом Азаровым.

 

Дуэт драматурга и режиссера — московско-питерский, а место премьеры — третий город России. В этом топографическом треугольнике символизм виден сам собой: «ЛЮБЛЮНЕМОГУ» — это спектакль о лирике больших городов. Большой и многолюдный по актерскому составу — как сами мегаполисы. И без протагонистов. Точнее, там каждый — главный герой своего отдельного сюжета про любовь.

 

Форма альманаха — необычный формат для театра, но уже давно освоенный кино и прозой. И вот что любопытно: большинство этих фильмов-альманахов — тоже про любовь в большом городе и про любовь к большому городу. Понемногу вызрело даже что-то вроде франшизы, вроде челленджа: «Париж, я люблю тебя», «Нью-Йорк, я люблю тебя», «Москва, я люблю тебя».

 

Эстетическая результативность челленджа разная — нью-йоркский альманах шедеврален, парижский — ладно скроенное и крепко сшитое прет-а-порте на 4+, московский — с итоговой эмоцией «Мамочка, мои глазки горят! Мои глазки выгорают!».

 

То есть даже единство формата — не автоматический залог зрительского успеха. И перенос лирико-урбанистического альманаха с экрана на сцену — рисковая такая затея, требующая смелости. И компоновочной лихости — чтобы орнамент автономных сюжетов сложился из равноценных деталей, а эта равноценность, в свою очередь, не разорвала бы ткань альманаха. Например, киноальманах про Москву неровность и центробежность материала убила в колыбели — на первых десяти минутах. «Ну, не склалось, блин!», как говорят суровые, но справедливые детсадовцы о своих творческих муках при сборе мозаик и конструкторов.

 

У Ольги Никифоровой и Дениса Азарова был шанс детально изучить все «фэйлы» предшественников, во-вторых, репетиционный период длился аж с весны (спасибо ZOOM’у!), так что ожидания увидеть ладно сшитый альманах довольно весомые.

 

К слову, эта многолюдность и мозаичность обозначена Ольгой Никифоровой  и Денисом Азаровым, так сказать, «еще на берегу». Спектакль большой (первый акт — полтора часа, второй — час), очень «книжный» по материалу — очень текстовый, состоящий из насыщенных диалогов и монологов. Эта плотность даже начертанием названия подчеркнута — тесно сбитыми в стопку капслочными буквами без признаков синтаксиса.  «ЛЮБЛЮНЕМОГУ» — пара десятков самостоятельных лирический историй, воплощенных в диалоги и монологи. Объединяет эти сюжеты только локация — большой город. Город — и место действия, и визуально-графическая специя спектакля — параллельно актерскому действию на сцене, на экране-заднике идет-течет своим чередом стрит-муви обобщенного лирического героя – череда улиц, дворов, станций метро. Видео — еще один слой действия — уже фирменная для «Старого дома» многосоставность.  Кадры на экране практически лишены цвета — предметы обозначают только их контурные светотени. Отчего картинка напоминает плод известной детской забавы. Ну, помните — накрываешь монету листом бумаги и заштриховываешь карандашом…

 

Из-за максимальной стилизованности кадра экранный Новосибирск лишается мелких, дробных примет и смотрится как этакий ГОРОД ВООБЩЕ — как универсальный мегаполис, авансом освобождающий все рассказанные истории от привкуса местечковости. К тому же у литературной основы нет и местечковости хронологической. Это отнюдь не репортажный театр. Как подчеркнула на  пресс-конференции Ольга Никифорова, свою писательскую задачу она видела в том, чтобы органично совместить актуальность и универсальность. Да, док-стилистика сейчас в моде. Но это продукт скоропортящийся. Лет через десять пламенеющие репортажностью реалии вполне могут смотреться каменным углем. Даже не десять — они уже через пару лет могут остыть и минерализоваться.

 

— Там всего один суперактуальный текст — связанный с КОВИДом, — отметила Ольга Никифорова. — Но, думаю, 2020 год уже стал феноменом, он войдет в историю — это понятно уже сейчас. И лет через десять сюжет из 2020-го будет смотреться драматично — воспоминание о странном времени, когда люди не могли обнять друг друга.

 

Предметная среда «ЛЮБЛЮНЕМОГУ» — мир обычных квартир и офисов. Мир IKEA, La Moda, H&M и MODIS. Эта ставка на обычность и обыденность — сознательный ход.

 

— Я рассказываю лирические истории про обычных людей — подчеркнула Ольга Никифорова. — Про таких же, как мы с вами. А внутреннюю жизнь людей с поместьями на Адриатике я описывать не возьмусь — я ничего о ней не знаю.

 

Зато у Дениса Азарова как раз есть опыт работы именно с необыденными сюжетами — он довольно долго проработал в театре «Новая опера», в Камерном музыкальном театре имени Бориса Покровского, в «Геликон опере», был педагогом в молодежной программе Большого театра. А оперные сюжеты довольно далеки от док-эстетики. Хотя опера «Тоска», например, в момент своей премьеры воспринималась именно как «газетная». Ей даже пеняли за избыточную актуальность — тогда предпочитали сюжеты из слоя чинной старины. Впрочем, посмотреть, как трактует сити-лирику режиссер, чья рука набита на опере, — это уже заведомо любопытно.

 

Фото:Игорь Смольников


В статье упомянуты:


Люди:

спектакли: