Премьера

В ближайшее время премьеры не запланированы!

СЕГОДНЯ В ТЕАТРЕ

01 Марта, пятница

Пульчинелла

подробнее>

Тайна «Старого дома»

09 ноября 2022
Наталия Дмитриева Ведомости НСО

Музыкальный «бунт» маэстро Каца, монетка на счастье и синагога — какие загадки живут в стенах театра на улице Большевистской?

 

 

Если включить образное мышление, то город можно смело назвать библиотекой, где каждый дом — книга, полная историй и легенд. Зданию на улице Большевистской, где с 1967 года живёт театр «Старый дом», в этом году исполняется 110 лет — книга получилась «толстой», интересной и с картинками. Благодаря сотрудникам литературной части «Старого дома» юбилей здания вылился в проект «ПРЕВРАЩЕНИЕ В ТЕАТР. Школа. Госпиталь. Приют. Контора. Общежитие. Театр», где обрели жизненную силу удивительные и малоизвестные факты, о которых мы вам и расскажем.

 

Школа Веденяпина
 

В этой школе воспитывали детей будущего, умеющих мыслить и работать руками

 

В 1910 году городская управа заключила договор с архитектором Андреем Крячковым о строительстве 12 двухэтажных школ — в Новониколаевске «провисал» вопрос со школьным образованием. За дело взялись споро и выстроили за три года необходимый объём, в том числе и школу в Закаменском районе на улице Будаговской, которая прежде была Трактовой, а потом станет Большевистской. Школа открылась в 1912 году, а через пару лет была отдана под военные нужды — началась Первая мировая война, нужны были лазареты и помещения для беженцев. Но 14 декабря 1919 года в Новониколаевск вошла Красная Армия, и всё вернулось на круги своя — на улице Будаговской была открыта 1-я Советская школа, которую возглавил педагог и просветитель Адриан Васильевич Веденяпин.

 

— Здание пребывало в плачевном состоянии, — рассказывает пресс-секретарь «Старого дома» Юлия Щеткова. — Внутренние помещения нуждались в ремонте, отопление вышло из строя, не было дров. Школу отремонтировали рабочие, которых Адриан Веденяпин нанял за три пуда муки. Дрова нашли вместе с учениками-добровольцами около мельницы купца Луканина и привезли их на санках. Авторитет Веденяпина был настолько велик и непререкаем, что школа быстро получила народное название «Веденяпинской».

 

 
Из воспоминаний педагога и просветителя Адриана Веденяпина, проект «Превращение в театр»:

«Изменились взаимоотношения между учениками и учителями, они стали простыми, без чинопочитания. Ни о каких наказаниях не было и речи. Учителя старались применять активные методы работы, приучать учащихся к самодеятельности. Всё это по тому времени было новым, несвойственным старой школе. Так как мы прозанимались в 1920 году только пять месяцев, решили продолжить занятия на полтора месяца в летней школе. Занятия в летней школе носили преимущественно практический характер, они проходили в экскурсиях в природу, на производства, проводились измерения в поле, на улице. В школе собранный материал обрабатывался. Была совершена экскурсия на р. Бердь за мамонтовой костью. Найден был один большой бивень, который спустя некоторое время был сдан в музей».
 

Время было тяжёлое, решения принимались быстро — уже через несколько лет школа была расформирована, а её помещение занял карантинный приёмник для беспризорных детей. В 1922 году здание будущего «Старого дома» опять перешло на школьные рельсы — начала работать опытно-экспериментальная школа №18 имени М.В. Ломоносова, где во главу концептуального угла ставилась индивидуальность ребёнка и его трудовое воспитание — так называемый дальтон-план, где дети сами выбирали предметы, работали на пришкольном хозяйстве, убирали классы, занимались озеленением города, проводили читки среди неграмотного населения и издавали газету «Юный ленинец». Моя бабушка Аделаида Шварцкопф — выпускница этой школы.

 

Сущий ад на Большевичке
 

Вид на улицу Большевистскую и здание театра в 1960-х годах

 

Каждое знаковое здание неминуемо окружает флёр слухов. К примеру, есть мнение, что здание «крячковской школы» на Большевистской успело побывать и общественной баней, и синагогой. Вместе с экспертами «Старого дома» спешим разуверить: нет. Бани в том районе действительно работали — назывались они Закаменскими, но в 1952 году через них прошёл Октябрьский мост и их разрушили. Что касается синагоги, тот тут история вышла любопытная, связанная с реконструкцией здания 1960-х годов, когда с фасада дома исчезли окна классов, но остался купол, напоминающий образ синагоги. Народ и заговорил: ты глянь, синагогу на Большевистской открыли! Синагога в Новосибирске была, конечно, но в другом месте.

 

Самая интересная история связана с маэстро Арнольдом Кацем, когда будущее здание «Старого дома» неожиданно превратилось в семейное общежитие для музыкантов Новосибирской государственной филармонии. Маэстро выиграл в Москве Всероссийский смотр-конкурс молодых дирижёров и получил «сверху» предложение: ждём тебя в Новосибирске, дорогой, надо Новосибирский академический симфонический оркестр создавать, главным дирижёром будешь! А что для молодых кадров важно? Правильно — своё жильё! Секретарь обкома партии по идеологическим вопросам Егор Лигачёв выдал маэстро мандат на переоборудование любого свободного здания под общежитие для музыкантов. Искали долго — облазили даже подвалы, чердаки, пустующие склады и заброшенные мастерские. Нашли «крячковскую школу» на Большевичке.

 

Из воспоминаний Арнольда Каца, проект «Превращение в театр»:
«Помню, вошёл я в эту бывшую школу-контору и растерялся: что же здесь можно будет соорудить? Да, стены крепкие, мощные; фундамент прочный, крыша не протекает... Но как в этих стенах расселить несколько десятков семейств? Как установить переборки? Впрочем, долго раздумывать и прикидывать было некогда. Не мудрствуя лукаво, мы соорудили множество узких длинных “пеналов”, расположенных справа и слева от центрального коридора, который стал здесь и общей кухней, и детским садом, и клубом, и вестибюлем... Не до жиру — быть бы живу!»
 

— Арнольд Михайлович поставил перед собой задачу добиться выделения музыкантам отдельных квартир и делал для этого всё возможное, но чиновники все время тормозили решение вопроса, — продолжает дальше разматывать клубок событий Юлия Щеткова. — Тогда маэстро пошел на хитрость. Он добился того, чтобы специальная комиссия обследовала жилищные условия сотрудников оркестра. И устроил к их приходу настоящий спектакль.

 

Картина маслом: комиссия приезжает в общежитие, все музыканты громко играют на инструментах из «пеналов» свою мелодию, жены кипятят бельё, всё в клубах пара, на горшках сидят дети оркестрантов и дружно орут. Комиссия схватилась за голову: это же сущий ад! И выделили квартиры. А у здания через несколько лет появились новые хозяева — коллектив Областного драматического театра.

 
Можно угол?!
 

Театр «Старый дом» родился в 1933 году как передвижной колхозно-совхозный театр

 

В 1960 году к новому руководителю отдела культуры Облисполкома Николаю Чернову пришла делегация Новосибирского областного драматического театра: спасите нас от бездомности и гибели! Будущий театр «Старый дом» родился 20 октября 1933 года — по правительственной директиве об «организации передвижных колхозно-совхозных театров» для «укрепления и развития искусства в деревне как орудий борьбы за реализацию основных задач партии и советской власти в деревне». Почти 30 лет колесил по селу, утопая в грязи и замерзая на ночёвках в хлипких сараях, — можно уже свой угол получить?!

 

Из воспоминаний Николая Чернова, книга Елены Климовой «Ремарки на полях истории»:
«Управлению культуры принадлежало общежитие филармонии — бывшая гимназия, одно из нескольких однотипных зданий, построенных в 1912 году архитектором Крячковым. Я и представить себе не мог, как тут разместить театр. Клетушки, узкие коридоры, заваленные домашней рухлядью, мебелью, колясками... Но другого варианта мы не нашли и приняли решение — дать жильцам квартиры, а здание реконструировать и приспособить под базу передвижного театра».
 

Вот в таком состоянии досталась бывшая «крячковская школа» будущему театру «Старый дом»

 

— Реконструкция шла долго, — рассказывает пресс-секретарь «Старого дома». — Однажды случилась на стройке и любопытная история. К строителям подошёл старичок. Оказалось, он возводил здание в 1912 году и бросил тогда в один из углов фундамента, по обычаю, монетку на счастье. Хотел теперь её найти — не удалось. Так и осталась та старинная монетка в фундаменте нового театрального здания.

 

А таким стал театр после реконструкции

 

А переехал театр в свой дом в 1967 году. Рассказывают, что Новосибирский театр кукол пришёл на открытие с дорогим подарком — новеньким ковром. А театр «Красный факел» передал безвозмездно на баланс 250 штук театральных кресел. Но это уже совсем другая история…

 

Мы благодарим литературную часть «Старого дома» за замечательную исследовательскую работу и предоставление материалов.

 

Фото Валерия ПАНОВА и из архива театра «Старый дом»


В статье упомянуты:


спектакли: