Премьера

21.12.2019
Путешествие Нильса с дикими гусями

Путешествие Нильса с дикими гусями

 

СЕГОДНЯ В ТЕАТРЕ

18 Октября, пятница

Sociopath / Гамлет

подробнее >

Театр "Старый дом" одновременно покинули главный режиссер и главный художник

18 января 2011
Юрий Татаренко Новая Сибирь, 26.03.2010

Выпускник Ленинградской музыкальной академии им. Н. А. Римского-Корсакова Линас Зайкаускас поставил более сорока драматических и оперных спектаклей в театрах России, Польши, Литвы, Румынии, Турции и Украины. Служил главрежем драматического театра в Вильнюсе, работал генеральным директором и режиссером Театра Повшехны в Польше, возглавлял омский «Пятый театр». Преподавал актерское мастерство в Музыкальной академии Литвы, историю европейской культуры — в Паневежиской консерватории, работал преподавателем рекламы в Высшей школе журналистики им. М. Ваньковича в Варшаве. К сотрудничеству с новосибирским театром «Старый дом» господин Зайкаускас приступил в 2007 году — сначала как координатор международных проектов, затем в качестве главного режиссера театра. При его содействии на сцене «Старого дома» появились спектакли известных грузинских постановщиков и легендарного польского кинорежиссера Кшиштофа Занусси. Сам представитель литовской режиссерской школы подарил новосибирской публике два спектакля по Чехову и мелодраму по пьесе Ивана Вырыпаева. Будучи главрежем «Старого дома» Линас Зайкаускас планировал создать в Сибири уникальный стационарный театр с широкой фестивальной программой международного масштаба. Набирал молодежь, мечтал о приглашении известных российских актеров, атаковал разнокалиберные театральные форумы, однако на исходе нынешнего сезона резко сменил направление. Так подошел к концу самый неоднозначный и амбициозный период в новейшей истории «Старого дома». 23 марта господин Зайкаускас вместе с супругой и детьми покинул наш город. В Челябинске Линаса, по его же словам, ожидает пост художественного руководителя, однако, по версии директора челябинской драмы, пока в штатном расписании театра нет должности худрука, поэтому литовский театральный мастер будет представлен труппе как главный режиссер. Что любопытно: бывший главреж «Старого дома» приезжал в челябинский театр с рабочим предложением еще несколько лет назад, когда тамошний коллектив возглавлял активно сотрудничающий с новосибирским «Глобусом» режиссер Владимир Гурфинкель, однако даже не был принят для проведения переговоров.

— Линас, что побудило вас покинуть театр за три месяца до окончания сезона?
— Челябинцы сделали мне предложение, от которого я не смог отказаться. Перейдя в Челябинский академический драматический театр, я, так сказать, пошел на повышение. В Новосибирске я был главным режиссером, а в Челябинске мне предложили пост художественного руководителя. Кроме того, там больше сцена, зрительный зал на девятьсот мест и, соответственно, выше дотации и зарплаты.
— Как отнеслось руководство «Старого дома» к досрочному расторжению контракта с вашей стороны?
— За три года я успел полюбить и театр, и город, но не думаю, что мой уход будет кем-то болезненно воспринят. Мы расстаемся по-доброму. Я бы даже сказал, в нежных чувствах. Со «Старым домом» я буду сотрудничать и впредь. В частности, директор театра Антонида Александровна Гореявчева предложила мне следующей зимой приехать в Новосибирск на постановку.
— Линас, давайте попробуем подвести итоги вашего пребывания на посту главного режиссера. Что вам удалось за эти два с половиной года сделать?
— Прежде всего нам удалось сделать так, что о театре «Старый дом» вновь с уважением заговорили в Новосибирске. Мы стали в хорошем смысле этого слова конкурентами другим театральным коллективам города. Также я имел самое непосредственное отношение к внутреннему росту некоторых артистов. На моих глазах раскрылись Наташа Пивнева, Василий Байтенгер, Эльвира Главатских и другие. Их таланты проявились бы в театре и без меня, но все же я горжусь тем, что это произошло «под моим чутким руководством». Мы начали формировать молодежное поколение театра, а это самое трудное в работе режиссера с артистами. Молодых очень непросто «раскусить». Одного таланта недостаточно. Нужен еще и практический опыт. И в этом смысле, на мой взгляд, самая большая перспектива у Яны Балутиной. От спектакля к спектаклю прибавляет Максим Гуралевич. Прекрасно играет в «Калеке с острова Инишмаан» Сергей Дроздов.
— А что же так и не получилось сделать?
— В том, что не получилось, нужно обвинять глобальный экономический кризис. У нас сорвалось множество поездок, включая гастроли театра по восьми европейским странам. Не приехали на постановку четыре очень интересных зарубежных режиссера из Египта, Польши, Литвы и Финляндии, с которыми уже были оговорены условия и конкретные сроки выпуска спектаклей. К сожалению, из-за нехватки средств мы были вынуждены отказаться от их услуг и таким образом, я думаю, потеряли четыре очень хороших спектакля. Лично я не успел поставить «Оркестр «Титаник» и «Ночь Гельвера», но в планах «Старого дома» эти два названия остаются.
— Помимо потери запланированных спектаклей при вас «Старый дом» покинули два ведущих актера.
— Владимира Борисова и Андрея Бутрина никто не выгонял из театра. Они уходили туда, где, как им казалось, им будет лучше. Но, повторюсь, посмотрите, кто к нам пришел!
— Каким вам сегодня перед отъездом представляется театральный Новосибирск?
— Новосибирск театральный — это в первую очередь, конечно же, опера. Что касается местных драматических театров, то всей России известны «Красный факел», «Глобус», ГДТ Сергея Афанасьева. Это действительно хорошие театры, и я желаю им и впредь ставить хорошие спектакли. В искусстве ведь как в спорте: сегодня ты бежишь, а завтра подвернул ногу — и привет! Хорошую форму очень нелегко поддерживать, но еще труднее ее восстанавливать. Так что — удачи и творческих успехов каждому из этой троицы. Хотя нет — четверке лучших: теперь к ним с полным правом можно отнести и «Старый дом». Я считаю, что наши спектакли «Ворон», «Тереза Ракен», «Калека» и, конечно же, мои постановки украшают театральную афишу не только театра, но и всего города.
— Вы поставили в «Старом доме» три спектакля — «Чувства», «Пять пудов любви» и «Валентинов день». Три названия за два сезона — это много или мало?
— Это средне-нормально. Кто-то превращает театр в конвейер по выпуску спектаклей, кто-то, как Додин или Захаров, репетирует годами. Тут самое главное осуществить то, что запланировал. Вот, скажем, на Западе во многих театрах точные даты премьер расписаны на два года вперед. И если бы не злополучный кризис, мы бы в «Старом доме» добились такого же уровня организации дела.
— Вы хотите сказать, что будущее за режиссерами-менеджерами?
— Я бы все-таки разделял эти два понятия. Мы пришли в капитализм, где всем заправляют деньги. В театре ими распоряжается директор. Режиссер же — личность творческая. Если он не обладает качествами менеджера, то и требовать их от него не надо.
— В одном из интервью вы заметили, что хороший режиссер — как хороший тренер…
— Я по-прежнему так считаю. Могу только добавить, что в «Барселоне» быть тренером легче! Определений режиссера тысячи. Мне лично врезалась в память следущая формулировка. Когда я молодым режиссером пришел в Каунасский драматический театр, один сильный артист, сильно, впрочем, и выпивающий, сказал мне: «Ты знаешь, что такое режиссер? Это батарейка в заднице актера!» И чем старше я становлюсь, тем больше убеждаюсь в справедливости этого образного сравнения.
— Назовите самое яркое для вас событие в жизни театра «Старый дом».
— Если в эмоциональном плане, то, конечно же, это моменты, связанные с моим приездом и отъездом. А фестивали, гастроли, бенефисы, юбилеи — это уже рабочие события. Хотя нет, все же, пожалуй, недавнее 75-летие «Старого дома» стоит в этом ряду особняком.
— Я думал, вы назовете лучший спектакль…
— Я не люблю в искусстве определения «лучший». Это критики обожают переносить в творчество разные спортивные показатели, а на самом деле в искусстве все очень субъективно. Лично для меня в репертуаре «Старого дома» самая интересная постановка — «Валентинов день», уж простите.
— Однако наибольшим успехом у критиков и зрителей «Старого дома» пользуется спектакль «Калека с острова Инишмаан» в постановке пермского режиссера Сергея Федотова. У вас это не вызывает профессиональную ревность?
— Начнем с того, что Федотов поставил хороший спектакль в театре, где я служил главным режиссером! Так что я горжусь тем, что некоторым образом причастен к появлению этой постановки на новосибирских подмостках.
— А каким вы видите будущее этого театра?
— Не знаю. Но я надеюсь, что врожденный ум и приобретенный опыт позволят его директору вести театр в правильном направлении — и тогда все будет хорошо. А идти в правильном направлении очень просто. Уже больше ста лет главный человек в театре — это режиссер. И если в театре будут ставить спектакли хорошие режиссеры, то и театр будет на хорошем уровне. Еще очень важно не разрушать ту творческую атмосферу, что сейчас существует в театре. Тут я очень надеюсь на женскую интуицию Антониды Александровны. А в-третьих, хочется вспомнить крылатую фразу из «Чиполлино», которая может пригодиться любому руководителю — от менеджера до президента страны: «Спаси меня, Боже, от друзей, а от врагов я уж как-нибудь сам избавлюсь!»


В статье упомянуты: