Премьера

04.12.2020
ЛЮБЛЮНЕМОГУ

ЛЮБЛЮНЕМОГУ

 

СЕГОДНЯ В ТЕАТРЕ

27 Октября, вторник

Аристократы поневоле

подробнее>

БЕЗ ДИСТАНЦИИ: Софья Васильева

20 августа 2020

В театре «Старый дом» актриса Софья Васильева работает пять лет и не перестает удивлять своим умением рисковать, пробовать себя в неожиданных ролях ‒ импульсивные провинциальные простушки с ирландских островов МакДонаха, сотканная из виртуального света типа невеста типа Гамлета, старая мудрая гусыня в приключениях знаменитого Нильса, отказавшаяся от возможности жить собственной жизнью Инкен в редкой интерпретации «Перед заходом солнца» Гауптмана, чересчур эффектная женщина Фёкла Чемоданова. Красота, естественность, талант, нерв, женственность, искрометность и обаяние, силу которого актриса, конечно же, осознает, и именно потому «обрекает» зрителя на невозможность отвести от своих героинь взгляд. В новом выпуске рубрики БЕЗ ДИСТАНЦИИ Софья рассказывает об отношении к профессии, хобби и пространстве своей внутренней реальности.

 

Фотограф: Галина Стахнева

 

Когда я была маленькая, меня отдали в кружки – на рисование, на хор, на танцы. Сначала отпало рисование, потом хор, а танцы остались, они меня и привели в театр.

 

В недавнее время я окончательно смирилась со своей ролью фаталиста. Я считаю, что все, что ни делается, все так и должно быть. И я там, где должна быть. Если когда-нибудь обстоятельства сложатся так, что мне нужно будет оказаться в другой роли и в другом месте, я не буду категорична.

 

Первые года два, когда я пришла в театр, я не очень соображала в том, что на самом деле происходит со мной. Я не жила в моменте. Как будто, выпустившись из театрального института, я прыгнула с парашютом и забыла по приземлению этот парашют отстегнуть. Я не стояла на земле. Меня всё время тянуло и тянуло куда-то. А потом я сказала себе: «Стоп! Ты уже приземлилась. Теперь надо просто наслаждаться».

 

Раньше я думала, что я актриса, потому что работаю в театре. А во время самоизоляции, оставшись на три месяца без театра, поняла, что я актриса по состоянию своей души. Я так воспринимаю мир. И не важно, работаю я в театре или не работаю.

 

Самоизоляция оказалась кайфовым временем в том плане, что позволила мне остановиться и многое осознать. Раньше в моей жизни постоянно что-то происходило, а здесь я впервые оказалась в ситуации безвременья, когда можно было спокойно свою жизнь переосмыслить.

 

Я человек впечатлений. И все «ого», «вау», «супер» для меня особенно дороги.

 

Я не веду дневник. В моем восприятии дневник ‒ это вещь сопливая. Я делаю записи, и через это размышляю. В итоге получается более-менее конструктивный и эмоциональный разговор с собой. Очень полезный навык.

 

Фотограф: Галина Стахнева

 

Каждая роль, над которой ты работаешь, дорога тебе и близка. Ты не отдашь ее никому, потому что вырастил буквально из ничего. Но в глубине души выделить самые-самые роли все равно можно. Для меня это Гёлин в «Сиротливом западе» и Типа Офелия в «Социопате». С Гёлин началась моя работа в театре, это было резкое и непростое погружение в профессию, а Офелия ‒ мой драгоценный бриллиантик. Пока всё, но есть предощущение, что что-то хорошее вот-вот должно прийти.

 

Ирония – это когда ты понимаешь, какое говно вокруг, но с юмором к этому относишься. У меня другое. Я оптимист с позитивным взглядом на жизнь. Иногда меня, правда, сильно перегибает с резкими перепадами из белого в черное, но недавно я все же узнала, что такое гармония, ‒ и это приятно.

 

Звучит размыто, но интуитивно я знаю, куда мне идти.

 

Халтура ‒ это не профессиональная история. Даже если ты умираешь на сцене, ‒ отползай красиво в кулисы.

 

Самая легкая задача в этой жизни – найти грабли. Хочешь не хочешь, а они тебя найдут. Хотя, казалось бы, есть люди, которые уже всё продумали за нас, пережили и излили на бумагу. Просто возьми книгу, прочти и пойми.

 

Я такой человек: загорюсь, сделаю, а потом вдруг пойму, что больше мне уже и не нужно.

 

Я притязательна к себе. У меня есть внутри свой уровень. Сначала я ругала себя за это, а потом решила: не надо, это ведь часть моего характера, мой стиль жизни. Помните, как героиня «Унесенных ветром» не смогла выйти в свет в обносках и сшила себе платье из штор, потому что она только так может.

 

Фотограф: Галина Стахнева

 

Долгое время я жила с большими вопросами к себе. Они, как копья, попадали в душу. А душа у меня чувствительная. Мало того, что вокруг много негативно влияющих факторов, так еще и внутри раздрай. Это был какой-то кошмар. А потом вдруг раз ‒ и возникло доверие к себе. Возможно, в силу жизненного опыта и понимания каких-то процессов.

 

Работая над «Путешествием Нильса с дикими гусями», мы сразу понимали, что перед нами не плоскостная история. Это реально история про всех нас. По этому спектаклю ходят архетипы живых людей. Каждый из героев сказки в нас на самом деле есть: и Лис, прекрасный, как осень, который восторгается собой, и Нильс, которому еще в первой сцене надо надрать задницу, и старая дикая гусыня (спасибо, хоть мудрая), которую играла я. Режиссер в нас вложил серьез. И ткань спектакля оказалась такая, что схалтурить нельзя. Даже не в отношении зрителя, а в отношении самого процесса.

 

В фотосессиях я чаще всего выступаю музой. Погружаюсь в работу и на пару часов забываю обо всем. Это странный, но любопытный для меня путь. Человек смотрит на тебя со стороны и воспринимает иначе, нежели ты видишь себя сам. Поэтому готовые фотографии для меня ‒ всегда открытие.

 

Я очень люблю плавать. Этот процесс погружает меня в медитацию. Люблю рисовать, то мое самое главное увлечение, и обожаю готовить. Если у меня собирается большая компания, я с удовольствием всех кормлю. Как все девушки, люблю посыпать все семенами льна, добавить грецкий орешечек или еще какую-нибудь ерунду. Некоторые сочетания вкусов, правда, людей смущают, но я никого своими кулинарными изысками не мучаю.

 

Я с детства рисовала. В нашей семье умение рисовать всего лишь данность, поэтому никто никогда не удивлялся тому, что я этим занимаюсь. Потом был большой перерыв. И вдруг однажды я проснулась и поняла, что душа просит рисунка. Пошла в магазин, купила детскую акварель, самую простую кисточку, карандаш ‒ и понеслась. До сих пор не могу остановиться.

 

К каждому своему рисунку я отношусь, как к человеку. Меня это так поглощает, ‒ это что-то удивительное. Я даже не знала, что у меня рука так может. И это какое-то глупое ощущение, что я, оказывается, так умею. Маленькое такое открытие в себе, что я так могу.

 

Сейчас такой мир, границы размываются даже в профессии. Ты можешь быть, кем угодно, и называть это, как угодно, и не страдать в стереотипах одного названия. Это классно. Просто, чтобы маневрировать между гранями, надо научиться твердо стоять на ногах, как в сёрфе на доске. Это тот этап, когда ты себе полностью доверяешь.