Премьера

25.09.2021
Анна Каренина

Анна Каренина

 

17.12.2021
Наизнанку

Наизнанку

 

02.11.2021
Songs. Shakespeare / Сонеты

Songs. Shakespeare / Сонеты

 

Анна Каренина

Текст Андрея Прикотенко по мотивам романа Льва Толстого

Постановщики


Режиссёр-Андрей Прикотенко    

Художник-Ольга Шаишмелашвили    

Композитор-Николай Попов    

Художник по свету-Игорь Фомин    

Медиахудожник-Илона Бородина    

Креативный продюсер-Оксана Ефременко    

Действующие лица и исполнители


Анна-Альбина Лозовая    

Вронский-Александр Вострухин    

Лёвин-Евгений Варава    

Каренин-Анатолий Григорьев    Тимофей Мамлин    

Мать-Эльвира Главатских    Вера Сергеева    

Долли-Наталья Немцева    

Стива-Виталий Саянок    

Бетси-Лариса Чернобаева    

Лидия-Софья Васильева    Наталья Серкова    

Кити-Ксения Войтенко    Юлия Касьянова    

Ведущий-Юрий Кораблин    

Аннотация


Что сегодня означает знаменитая фраза «все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему»? В свое время Льва Толстого пугали прогресс и разрушение традиционных моделей поведения. Но именно на этом фоне он создал одну из самых захватывающих историй любви и смерти. В спектакле Андрея Прикотенко (он же и автор нового текста) сюжет невероятной чувственности и интимности прорастает современными проблемами, позициями, болями и одновременно красотой. Сменились мотивы, ритмы и триггеры взаимоотношений людей друг с другом, с миром, с собой. Мы погружены и захвачены соцсетями, нам не скрыться от абсолютной публичности, политика и рыночные технологии не оставляют нас в покое. Но нашу гонку, как и сто лет назад, способен приостановить случай единичной личности. Такой, как Анна Каренина. Такой, которая способна любить вопреки всему. Бескорыстно, самоотверженно, жертвенно и в то же время разрушительно. А значит, вопрос, согласится ли человек обменять свое истинное чувство на привычный покой и универсальное счастье, по-прежнему не исчерпан.

 



ПОСТАНОВЩИКИ О СПЕКТАКЛЕ 

Режиссер Андрей Прикотенко: «Дело в том, что историю, которую мы можем сегодня почувствовать в этом романе, невозможно передать языком Толстого. Конечно, можно придумывать спектакль, оставаясь в контексте эпохи. Но тогда будет большая театральная условность, мы этого не хотели. Надо менять язык, менять обстоятельства. В процессе мы вносили тревожащие нас мысли, ситуации, даже каким-то образом корректировали сюжет. Наш спектакль – попытка изучить природу насилия, природу жестокости и любви для того, чтобы, как бы высокопарно это не звучало, стать лучше. Здесь мы совпадаем с Львом Николаевичем».

Композитор Николай Попов: «Основой и первоисточником звуковой картины в спектакле «Анна Каренина» стали звуки различных интерфейсов, т.е. известные нам звуки мобильных звонков, гудков, интерфейсов Windows и Apple и прочего. Скомпилированные и преобразованные различными электронными средствами, они превратились впоследствии в полноценные электронные композиции. Далее были выявлены мелодические и гармонические линии этих электронных композиций и трансформированы мной в традиционные нотные партитуры для струнного квартета. Их исполнили и записали музыкантами “OpensoundOrchestra”. В результате в спектакле звучат три пласта одного музыкального материала: первоначальный – электронный пласт, его акустическая версия, сыгранная струнным квартетом, и различные варианты микса этих двух пластов. Такой метод – один из принципов электроакустической композиции, который в этом спектакле родился от идеи работы с цифровым пространством героев и его интимностью: персонажи спектакля погружены в свои гаджеты, они «живут» в различных удобных интерфейсах, и вообще, этот виртуальный мир является неотъемлемой частью их жизни. Трансформация звука из одного состояния в другое – из электронного в акустическое и является музыкальной драматургией спектакля».

Художник Ольга Шаишмелашвили: «Визуальное решение связано с идеей суперкрупного плана, чтобы зрители находились непосредственно в том же пространстве, что и герои спектакля. Чтобы не было четкого разделения на зал и сцену. Чтобы мы оказались в позиции наблюдателей и подсматривающих, которые заходят в эту интимную зону и заглядывают в укромные уголки сюжета. Персонажи ничем от нас не отделены и не прикрыты, поэтому они практически раздеты. Это создает эффект интимности и максимального приближения».

 



«АННА КАРЕНИНА»: ПОГРУЖЕНИЕ В РОМАН

В преддверии премьеры создателям спектакля «Анна Каренина» прочитал лекцию почетный профессора СО РАН, доктор филологических наук Юрий Васильевич Шатин. Погружайтесь в роман вместе с нами.

— Роман «из современной жизни»

Роман был написан в течение четырех лет (1873-1878 годы), и в его основе – история семерых основных героев и трех семей: треугольник – Алексей Каренин, Анна Каренина и Алексей Вронский, Стива и Долли Облонские, Константин Лёвин и Кити Щербацкая. Толстой пишет о своих современниках, а действие романа начинается в феврале 1872 года. Интересна и возрастная градация героев – представителей разных поколений своего времени. Анне Карениной 25-26 лет, Вронскому — 21 год, Каренину — 45 лет.

— Почему Толстой изменил замысел романа?

В первоначальном замысле главную героиню зовут Татьяна Ставрович. Она эгоистична и вульгарна, муж ее кроткий, смиренный человек, вызывающий насмешки со стороны окружающих; любовник Балашов наделен чертами дамского угодника. Идея произведения возникла под влиянием романов «Мадам Бовари» Флобера и «Мужчина – Женщина» Александра Дюма-сына. Толстой намеревался описать классический любовный треугольник, развитие истории которого должно было привести преступную героиню к признанию своей вины. Осознав ее, Татьяна принимала роковое решение – писала мужу записку и исчезала из дома. «Через день нашли под рельсами (зачеркнуто: «в Неве») ее тело». Впоследствии Толстой изменил имена действующих лиц, ввел новых персонажей и развил новые сюжетные линии. По одной из версий, трансформация центрального любовного сюжета и усложнение образа Анны произошли под влиянием реальной истории, в которую погрузился Толстой. Вовремя последней встречи с Федором Тютчевым Лев Николаевич, по-видимому, узнал трагические подробности биографии поэта. Будучи женат, Тютчев встретил и полюбил Елену Денисьеву — молодую светскую красавицу. Связь поэта с Денисьевой взбудоражила аристократические салоны Петербурга. Все обвинения обрушились на голову Елены, и двери великосветских домов навсегда закрылись для нее, а ее отец публично отрекся от дочери. Возлюбленная поэта, осмелившаяся пожертвовать своему чувству «приличиями» и предрассудками «света», подвергалась ожесточенной травле в течение 14 лет их связи и умерла от развившейся чахотки в 1864 году.

— Причем тут Шопенгауэр?

В период создания «Анны Карениной» Толстой читал Шопенгауэра. Представление о мировой воли философа перекликаются с идеями романа. Согласно учению немца, мировая воля есть воля к жизни, а жить, значит, желать. Но жизнь постоянно обманывает нас, достижение желаемого не приносит счастья и наступает разочарование. Страстная любовь тоже является проявлением этого стихийного инстинкта и, как следствие, ведет в никуда. И только любовь-сострадание создает другое видение. В противном случае: «всякая любовь, которая не есть сострадание – это себялюбие». В пиковых моментах романа: мы встречаемся с этими разными типами любви. К примеру, с любовью-страстью Вронского, которая описана в первой любовной сцене с Анной как убийство героини. Или с любовью-состраданием Каренина к Анне в послеродовой болезни, ставшей началом его истинного понимания самого себя.

— Сны

Еще до открытия аналитической психологии Зигмундом Фрейдом в романах Льва Толстого проявляются образы бессознательного, которые предсказывают развитие психологии его героев. В «Анне Карениной» возникает двойной кошмар Анны и Вронского. Оба они видят один и тот же сон: страшный мужичок с рыжей бородой, склонившийся над мешком, копошащейся в нем и что-то бормочущий по-французски. Сновидение стягивает вокруг себя разные события романа и связывает их в единый сюжет с любовной линией Анны и Вронского, оттеняя ее и предвосхищая финал. Истоки сна проглядывают и в сцене смерти сторожа на железной дороге во время их первой встречи, и в истопнике, которого она видит, возвращаясь из Москвы в Петербург, в полусне, грызущего что-то в стене с таким звуком, словно кого-то раздирают на части. Всякий раз этот мужичок возникает в контексте образов железа, металлического стука, движения поезда. И в одном из снов Анна разбирает его слова: «Il faut battre le fer, le broyer, le petrir…» (нужно бить по железу). В последний раз он появляется в сцене самоубийства: «Мужичок, приговаривая что-то, работал над железом», и мы осознаем в полной мере, как мотивы сна намекали на то, что станет причиной ее гибели. Таким образом, «сны Анны и Вронского — это уже не те психологические сны, которые описаны в «Войне и мире» и художественное значение которых не выходило за пределы «диалектики души». Здесь они являются, пользуясь выражением Фета, «дырами в нирвану».

— Смелые сцены в романе

«Анна Каренина» была, конечно, полемическим произведением, направленным против духа современной словесности и публицистики: и против понимания задач искусства, и против господствовавших форм реализма, и против женского вопроса, и против рабочего вопроса, и против земства, и против народного образования, и против материалистической философии… Пусть объективный, исторический смысл романа оказался совсем другим, в момент своего появления он, несомненно, выглядел возражением, демонстрацией против современности». "Все идеи 70-х годов: земство, благотворительность, новые взгляды на крестьянское хозяйство, устройство общественных больниц, выборы в дворянское собрание, добровольческое движение — описаны Толстым предельно отстранённо и едко, для него это пустые и праздные забавы, лишённые связи с народной жизнью. А некоторые детали романа кажутся современникам излишне смелыми: редактор «Русского вестника» Михаил Катков требует от Толстого смягчить сцену близости Анны и Вронского, а Общество любителей российской словесности даже устраивает специальное заседание по этому поводу, итогом которого становится приветственная телеграмма автору". Кроме того, впервые в литературе с такой подробностью описано рождение ребенка.

— Анна была морфинисткой?

В первый раз морфин Анне дали, когда она страдала после родов: «Дайте морфину. Доктор! Дайте же морфину. Боже мой, Боже мой!...». Затем она начинает употреблять капли, важным составляющим которых был морфин. Героиня пила их каждый раз, когда не могла уснуть из-за мыслей о том, что будет, если Вронский разлюбит ее. По мере развития сюжета видно, что Анна пристрастилась к морфину, она все чаще и чаще прибегала к этим каплям, которые, якобы, отвлекали ее от плохих мыслей и помогали заснуть. Так, человек, чувствуя боль в какой-нибудь части тела или общую слабость, ищет успокоения в этом средстве. Когда действие морфина прекращается, боль возвращается, но в еще более сильной степени. Именно это мы видим и в случае Анны: у нее появлялись слабость, тоска и неспособность адекватно воспринимать действительность. В сцене самоубийства она, по-видимому, также находится под воздействием морфия.

 

Ближайшие показы


2021-09-25 18:00
2021-09-26 18:00
2021-10-06 18:30
2021-10-07 18:30
2021-10-31 18:00
2021-11-21 18:00

Посмотреть афишу

О спектакле

  • Премьера:25.09.2021

пресса

ОтменитьДобавить комментарий