Премьера

04.12.2020
ЛЮБЛЮНЕМОГУ

ЛЮБЛЮНЕМОГУ

 

«Цемент», разрушающий расчеловечивающую машину социализма

15 июня 2020
Марина Вержбицкая «Новая Сибирь»

НОВОСИБИРСКИЙ «Старый дом» готовится к самой неоднозначной премьере сезона: легко идущей на эксперимент труппе предстоит погрузиться в текст, о котором в наших широтах до сих пор было известно лишь в узком кругу профессионалов. Впервые в репертуаре отечественного театра появится «Цемент» — спектакль по одноименной пьесе Хайнера Мюллера. Текст крупнейшего немецкого драматурга последней четверти ХХ века, изменившего европейский театр, но малоизвестного в России, поставит режиссер Никита Бетехтин.

 

Хайнер Мюллер — немецкий драматург, поэт, прозаик, эссеист, переводчик. Крупнейшая после Бертольта Брехта фигура немецкого и один из самых значительных мастеров постмодернистского театра. Без сомнения, главный драматург послевоенного времени для Европы, но до сих пор остающийся «не столько совокупностью текстов, сколько совокупностью пробелов» для нашей страны.

 

Художник-постановщик Александр Мохов

 

Жил и работал в ГДР. Как драматург Мюллер начинал с адаптаций классических драматических произведений для театра Berliner Ensemble. Однако не привычно перекладывал литературный источник, а изобрел свой уникальный прием — крайнюю герметизацию материала: в несколько страниц диалогов драматург не только умел вложить содержание исходного текста и его основные конфликты, но и легко находил аналог каждой коллизии в античной драматургии и мировой истории. Именно этот метод, требующий широчайшего кругозора и глубокого знания европейской истории и культуры, сделал Мюллера главным автором ГДР и принес ему абсолютное признание на европейской сцене. Проблема заключалась в том, что сочинения Мюллера, позволяющие себе резкую критику «расчеловечивающей машины социализма», были малопригодны в странах соцлагеря. Регулярно запрещались в родном отечестве, но экспортировались туда, откуда наблюдать за «трагедией русского социалистического эксперимента» считалось безопасно.

 

Хайнер Мюллер неоднократно бывал в СССР и часто использовал сюжеты из русской литературы в своих пьесах, но советская цензура никогда не допускала его тексты к печати и тем более к театральной сцене. Большая часть творческого наследия Хайнера Мюллера до сих пор не переведена и не опубликована в России (всего это около 60 пьес, более 80 стихотворений, 30 рассказов, 14 переводов, ряд театральных рецензий и интервью). Да и постановки на театральной сцене буквально можно пересчитать по пальцам. Что почти невероятно, один из спектаклей случился на сцене «Старого дома». Правда, случилось это в далеком 1994 году и теперь уже стало частью подзабытой истории, но факт остается фактом. «Далекую от российской жизни авангардную пьесу немецкого автора» под названием «Заброшенный берег. Медея. Ландшафт с аргонавтами» на сцене «Старого дома» поставил режиссер Бернт Дитер. Спектакль, как утверждают современники, был признан «чистой воды экспериментом», пробудил «азарт актеров, внимание критики и любопытство публики» и позволил труппе выехать на первые в истории театра заграничные гастроли.

 

Пьеса Хайнера Мюллера «Цемент» написана в 1972 году на материале одноименного романа классика советской литературы Федора Гладкова. Монументальный опус, созданный как один из первых образцов советского производственного романа, впервые увидел свет в 1925 г. и уже через два года был переведен на немецкий язык. В знакомстве Мюллера с романом Гладкова не было ничего удивительного: после 1945 года выявленные в тексте проблемы строительства социализма сделали «Цемент» самым читаемым романом в ГДР и открыли ему путь на сцену Berliner Ensemble.

 

В романе отразились впечатления Гладкова о его жизни в Новороссийске, где он находился в годы Октябрьской революции и гражданской войны и принимал участие в организационных делах по восстановлению цементного завода. В сочинении, призванном показать «начало великого исторического процесса освобождения личности от тяжелых последствий капиталистического рабства» и «процесс рождения трудового коллектива», четко прослеживалась тенденция к монументальной мифологизации и эпизации советского настоящего, что и использовал в своем творчестве немецкий драматург Хайнер Мюллер.

 

Тенденциозный «Цемент» послужил прекрасным поводом для большого художественного разговора. С одной стороны, чужой, советский материал позволял Мюллеру обойти пристальное внимание цензуры ГДР и в то же время откровенно усомниться в эффективности выстроенной модели социализма. С другой, выступить участником, конструктором и одновременно критиком утопического проекта. Демонстрируя амбивалентность преображения человека, драматург ставит перед читателями/зрителями ключевой вопрос: насколько жизнеспособен миф о новом человеке новой социалистической действительности.

 

Сюжет непрост: вернувшийся с гражданской войны, словно из страны мертвых, слесарь Глеб Чумалов застает не только руины родного цементного завода, но и руины собственной семьи. Жена Даша, пережив насилие, разруху и голод, не узнает его, да и сама она стала неузнаваемой, а дочь Нюрка умирает в детском доме.

 

ВО ЧТО БЫ то ни стало Глеб хочет оживить «механическое тело» цементного завода, но для этого ему и самому нужно научиться быть машиной.

 

В свойственной ему манере Мюллер уплотняет повествование до нескольких сцен, соотнося каждую с каким-либо античным драматическим сюжетом. Персонажи в свою очередь тоже мифологизируются в рамке гомеровской «одиссеи» и догомеровской мифологии культурных героев. Таким образом, сюжет о революции в Российской империи вырастает до хтонических масштабов. Греческие мифологемы подвергаются перековке и переплавке так же, как подвергается переделке и машинизации человек, трансформирующийся в homo laborans.

 

«Осознанный коллективизм» новой, социалистической, истории должен быть искуплен индивидуальной жертвой, а безальтернативный ход времени позволяет сполна ощутить подлинный трагизм XX столетия.

 

«Цемент» — это невероятно актуальная и сложная пьеса, — признается режиссер спектакля Никита Бетехтин. — Энергия текста и его масштаб не позволяют актерам работать в привычном для русского театра бытовом способе существования. И в работе над этой постановкой нам предстоит лабораторным путем изобрести единственно верный путь пластической и речевой выразительности персонажа, проделать огромную работу в телесных и речевых тренингах».

 

Работа над спектаклем «Цемент» на сцене «Старого дома» началась с экспериментального затакта: в 2018 г. эскиз спектакля в постановке Никиты Бетехтина был представлен в рамках лаборатории «Актуальный театр». Спустя два сезона замысел получит полномасштабное воплощение и, что показательно, войдет в историю как первая полномасштабная попытка ввести «Цемент» в основной репертуар театра. Художником-постановщиком новосибирского «Цемента» выступает Александр Мохов: «В основе сценического пространства установка, сделанная по принципу «игольчатого экрана». Работая над решением пространства и стиля, мы ориентировались на кубофутуризм, супрематизм, плакатность. Геометризация пространства, структурность позволит уйти от «бытового» реалистического восприятия текста и подчеркнет связь между мифологизированной раннесоветской историей и античным мифом».

 

Костюмы для «Цемента» создает лауреат премии «Золотая маска», художник Алексей Лобанов. В постановочную команду также входят режиссер по пластике — выпускник НГТИ, режиссер-хореограф и актер «Гоголь-центра» Игорь Шаройко и саунд-дизайнер Ян Кузьмичев. Премьера запланирована на 19 марта. Перед началом проката известные театральные критики прочитают лекции и проведут дискуссии, позволяющие пролить свет на творчество аномально отвергнутого Россией автора.


В статье упомянуты:


Люди:

спектакли: