Premier

23.04.2022
Сцены из супружеской жизни

Сцены из супружеской жизни

 

26.03.2022
Кто разбудил Дракона?

Кто разбудил Дракона?

 

26.03.2022
Горизонт событий

Горизонт событий

 

27.03.2022
176

176

 

27.03.2022
Can trust

Can trust

 

TODAY IN THEATER

27 January, Thursday

Sociopath / Hamlet

more details>

Несбывшаяся жизнь

14 october 2020
Евгения Буторина Пенсионеры-online

Анатолий Григорьев в роли Петерса, спектакль Андрея Прикотенко

 

В перерыве между постановками спектаклей по двум важнейшим романам русской классик – «Идиоту» и «Анне Карениной» Андрей Прикотенко взял небольшой рассказ Татьяны Толстой и создал удивительную притчу о детстве и взрослении, любви и одиночестве.

 

Кто из нас не мечтал в детстве о стеклянном шарике, в котором застыл прекрасный город, а если шарик встряхнуть, то город засыплет снегопадом…
У детей помладше уже были другие игрушки, иные виртуальные миры, в которые легко соскользнуть из серой унылой действительности. Даже термин «Эскепизм» прижился, правда, ненадолго. Его заслонили иные термины…
Но как бы ни менялись игрушки и термины, смысл оставался прежним – в закрытом стеклянном шарике, где снег идет по твоему желанию, надежно и безопасно. Там – лишь ты творишь свои миры, и там ты не
нелепый толстый мальчик в бархатном костюмчике, который шаркает ножкой перед бабушкиными подругами, а … а кто ты, собственно?

 

Небольшой рассказ Татьяны Толстой о чудаковатом одиноком «маленьком» человеке, привыкшем с детства называть себя Петерс, в версии «Старого дома» стал горьким размышлением об одиночестве и мечте. И о жизни, которая так быстро проходит мимо.

 

Анатолий Григорьев и Тимофей Мамлин в спектакле Андрея Прикотенко "Петерс"

 

Вот маленький Петерс ( Анатолий Григорьев) поверяет свои мечты плюшевому зайцу, который верит и в поездку на море с мамой и ее негодяями, и в полеты в облаках с папиными легкими женщинами, а вот уже взрослый Петерс переживает крушение первой любви, и рядом нет никого, кроме все того же нелепого плюшевого зайца, только он уже не спасает…


Там, в стеклянном шаре мечты, из которого так страшно выйти, рядом с Петерсом нет никого. Девочкам он неинтересен, они не хотят с ним играть, убегая к более ярким, интересным, спортивным. Он всегда чужой на празднике жизни. Женщины его не замечают и не воспринимают всерьез. Они проходят мимо, оставляя его под дождем в расползающемся дождевике. Да и сам он не воспринимает себя всерьез. Потому что все вокруг – лишь сон, а Петерс – лишь персонаж этого сна, существующий в иной реальности, в авторском тексте, не имея ни своего голоса ни своей воли.

 

Анатолий Григорьев и Альбина Лозовая в спектакле ПЕТЕРС

 

Тимофей Мамлин читает метафоричный, удивительно плотный текст, и на наших глазах метафоры обретают плоть, становятся частью сценического действа. Удивительные костюмы и декорации Ольги Шаишмелашвили помогают воссоздать внутреннюю вселенную Петерса, в которой самым близким другом всю жизнь остается плюшевый заяц. А прекрасные женщины − Лариса Чернобаева, Софья Васильева, Альбина Лозовая и Наталья Серкова – меняют облики, проходя мимо рыхлого, нелепого, неуклюжего Петерса. И пляшут в калейдоскопе нелепые человечки, сменяются картинки, которые исчезают, стоит убрать игрушку от глаз...

 

Сон перемешивается с явью, от красивых ярких женщин остаются лишь колготки, которые заполоняют реальность. И вместо прекрасного города под снегом, в руках у Петерса алюминиевая кастрюля с цыпленком. И вареная курица, запах которой ползет по зрительному залу, категорически противореча театральности. И этот «холодный куриный юноша, не познавший ни любви, ни воли — ни зелёной муравы, ни весёлого круглого глаза подруги», которого Петерс поедает на наших глазах – даже не метафора, а перст указующий…

 

Спектакль "Петерс", постановка Андрея Прикотенко

 

Несбывшаяся жизнь проходит мимо, оставляя горькое послевкусие. И прекрасный детский шарик мечты становится клеткой, из которой не выбраться. Только и остается смотреть из-за толстых стекло очков на то, как живут другие, те, кто не хочет с тобой играть, дружить. Кто не любит тебя и никогда не полюбит.

 

Получилась история тотального одиночества современного «маленького человека», предельно откровенный, почти исповедальный разговор о нас самих: таких, какими мы видим себя, и какими видят нас окружающие. Размышление что ж таится внутри – космос или бездна…


И все же Прикотенко дарит надежду. Однажды окно распахивается, стеклянный шарик распадается и весна, сама прекрасная жизнь врывается в сон…  Думаете, поздно? Но разве для Надежды может быть поздно?

 

Фото: Виктор Дмитриев


The article mentions:


perfomances: