Премьера

25.09.2020
Петерс

Петерс

 

04.12.2020
ЛЮБЛЮНЕМОГУ

ЛЮБЛЮНЕМОГУ

 

Фантазии на тему старой сказки

18 января 2011
Юлия Щеткова Новая Сибирь, 15.01.2010

«Морозко» настолько пришелся по душе юной стародомовской публике, что был оставлен в репертуаре театра для регулярного постновогоднего просмотра.

Мне как маме и журналисту за зимние праздники в ноябре пришлось отсмотреть немало новогодних постановок, и «Морозко» я без сомнений могу назвать лидером каникулярного проката. Кстати, того же мнения придерживаются и независимые респонденты, проголосовавшие за спектакль «Старого дома» в интернет-опросах, запущенных на ряде новосибирских форумов. В разделе отзывов на популярном семейном портале SibMama «Морозко», к примеру, вообще не получил ни одного отрицательного отклика. И это на фоне того, что даже главный новосибирский поставщик сказочно-новогодней продукции, театр «Глобус», в этом году подобным результатом похвастаться не смог (впрочем, у глобусовской сказки «Сказочные существа и немного колдовства» свои победы — чудеснейшие декорации Евгения Лемешонка, которые хочется не только захвалить, но и унести домой на память).

Постановкой «Морозко» в «Старом доме» занялась не так давно появившийся на театральной карте города режиссер Анна Зиновьева. Свою театральную карьеру Анна начала в театре «Красный факел», где несколько лет проработала актрисой. Затем окончила Высшее театральное училище им. Щукина и вернулась в Новосибирск уже в качестве режиссера. Для постановки новогодней забавы режиссер пригласила композитора Станислава Пастухова, художницу Каринэ Булгач, ловко превращающую валенок в коня, а крохотную сцену театра то в уютную мультяшную избушку, то в волшебную заимку, и молодых актеров театра, наделивших спектакль особым драйвом и энергетикой.

Фактически у стародомовского «Морозко» две основы — набитая под завязку специфическими словечками и недетскими цитатами пьеса уральского драматурга и русская народная сказка, которую мы помним по красочным «чуфыр-муфыр» кинорежиссера Александра Роу. Однако и современную версию, и ее лаконично-грубоватую народную прародительницу режиссер Анна Зиновьева аккуратно подрихтовала и в результате получила обаятельный сценический текст, в равной степени захватывающий и детскую, и взрослую аудиторию. Судите сами: пока родители смакуют вольный спитч Бабы-яги на тему Руси-тройки, дети катаются по полу от ее кавказского танца со столовыми приборами; пока малышня радуется встрече с душкой-Морозко, взрослые с удовольствием ловят его граничащий с пофигизмом позитив; пока мамы-папы удовлетворяют свою ностальгию по советским музыкальным сказкам, слушая фольклорное пение, девочки-мальчики подхватывают ритм и прихлопывают-притопывают, ни на минуту не отвлекаясь от происходящего на сцене. И все это без пошлых заигрываний с аудиторией, органично, динамично, сообразно законам детского восприятия, смачно, вкусно.
Сама госпожа Зиновьева рассказывает о компиляции версий следующее: «Планируя постановку новогоднего спектакля, мы единогласно решили, что это будет русская народная сказка. Мне кажется, это очень правильно — воспитывать детей на наших старых добрых сказках, на русском фольклоре. При этом мы остановились на особой авторской инсценировке Николая Коляды, благодаря чему серьезная народная версия «Морозко» наполнилась живым современным юмором, я бы даже сказала — стебом. А от себя мы добавили новые образы Лешего и Бабы-яги (они у нас играют роль безответно влюбленного и бунтарки), а также тему путеводной звезды — тему мамы Настеньки, которая появляется на сцене и направляет дочь, помогает справиться с трудными ситуациями, выбрать верное решение не по разуму, а по сердцу. В итоге у нас получилась очень добрая сказка, в которой, в отличие от сказки-первоисточника, отрицательные персонажи не погибают, а исправляются».

Нестандартные образы — отдельное достижение рабочей группы «Морозко». В рамках традиции остались разве что добрая трудолюбивая Настенька (Лариса Чернобаева) и ее покорный слову жены старик-отец (Вячеслав Митянин). Все остальные герои либо на все лады утрируют стереотипы, как, например, наевшие бока на блинах, леденчиках мачеха Настеньки (Татьяна Шуликова) и сводная сестра Акулина (Виктория Коротких), либо на глазах уходят в отрыв. Морозко (Владимир Казанцев) из величественного старика с длинной седой бородой превращается в безбородого толстенького смешливого человечка, которому до чертиков надоели сказочные порядки. Энергичная старушка Баба-яга (Максим Гуралевич) скорее походит на коренную жительницу Академгородка, нежели на убогую лесную нечисть, а романтично настроенный Леший (Сергей Дроздов), по-мюнхгаузеновски патетично прогревающий ноги в тазике с кипятком, вряд ли напомнит публике сучковатое ухало из великорусских чащоб. Да и пакостят они не корысти ради и уж точно не злого умысла для. Все больше — от скуки и как-то так безобидно, беззубо, для острастки, но с шумом, гамом и задором. И пусть победа добра над злом резюмируется неубедительной для взрослых просьбой искоренить злобу и зависть из сердца, дети чудесам на сцене «Старого дома» искренне верят. Да и в чудо, хочется надеяться, тоже. А значит, время потрачено не зря.


В статье упомянуты:


Спектакли: