Премьера

26.09.2018
Пыль

Пыль

 

26.09.2018
Пыль

Пыль

 

СЕГОДНЯ В ТЕАТРЕ

21 Июня, четверг

Sociopath / Гамлет

подробнее >

«Sociopath». Герой? Нашего времени?

17 апреля 2018
Евгения Буторина Пенсионеры-онлайн

«Sociopath» Андрея Прикотенко в театре «Старый дом» – самый необычный и яркий спектакль сезона.

Блистательная актерская игра, четкая выверенность мизансцен, когда каждое движение, каждый шаг несет философский смысл и раскрывает характер персонажей, глубокие, яркие диалоги и современный рэп вместо шекспировских строк.

Удивительно цельный, точно сделанный, поражающий воображение и вызывающий споры. Спектакль, буквально нацеленный на молодежь, на тех, для кого виртуальный мир привычнее и понятнее реального, а рэперские баттлы ближе языка Шекспира.

 

Андрей Прикотенко написал текст – по сути фанфик на Шекспира в современных реалиях. Где герой - гэймер, взявший за основу своей игры сюжет «Гамлета», создавший героев игры и наделивший их характерами Клавдия, Полония, Офелии... Только это странная игра, в ней умирают взаправду. Но ведь это и есть суть виртуального мира, что он заполоняет сознание и подменяет собой реальность, устанавливает свои виртуальные законы и переносит их в реал… «Фейк», «Тролль» - все эти термины, такие, казалось бы, безобидные в вирутале, за десять лет настолько вошли в осязаемый реальный мир, что начали им править. И что первично, а что вторично, сходу уже не определить. И кто знает, то ли гэймер придумал игру и создал персонажей, то ли история противостояния злу выбрала себе носителя и снова разыгрывается вживую, проверяя очередного героя и очередное время...

 

«Sociopath» - логическая игра со зрителем, когда многоуровневость ассоциаций раздвигает театральное пространство, оставляя зрителю право додумывать, дорисовывать контекст. Железная клетка посреди зала, вокруг которой сидят зрители, - не то арена гладиаторских боев, не то та самая «ореховая скорлупа», в которой хранится суверенный мир каждого, не то цирковая решетка, за которой кривляются клоуны.

Да и мы, сидящие вокруг этой решетки – что хотим, что боимся увидеть на этой сцене? Выпасть за пределы осязаемого мира - значит ли умереть, исчезнуть? Куда утаскивают черные птицы милую наивную Офелию (Софья Васильева)? Куда уезжает на своем гидроскутере циничная Гертруда (Лариса Чернобаева), где она теряет свои черные, но крылья? Вне клетки мира нет, как и положено в виртуальной игре? Или эта игра продолжается уже вне виртуала, и для каждого зрителя она своя?

 

Потрясающая пластика Полония (Тимофей Мамлин) рассказывает о своем персонаже все настолько полно, что не нужно и слов. Навеки связанные скотчем Гильдестерн и Розенкранц (Александр Вострухин и Станислав Кочетков) еще не успели предать, но уже обвинены, потому что предать могут…

Блистательный Клавдий (Ян Латышев) – атлет и король, влюбленный муж и заботливый дядя… Он умен и красив, он говорит о благе мира, заботится о пасынке и о королевстве, он так легко предает и убивает...

 

На фоне белых костюмов второстепенных персонажей Гамлет Анатолия Григорьева в коричневом рубище – маленький, некрасивый, согнувшийся, истерящий, совсем не тянет на героя. Но он - тот винтик, который, попадая в работающий механизм, ломает его ход. В огромном мире лицемерия и лжи он единственный пытается искать истину. Или то, что за истину принимает. И порой напоминает Раскольникова в своих изысканиях. А порой поднимается до Чацкого. Бесконечно рефлексирующий, резкий, он никому не верит и никого не любит, и больше всех – себя.

 

Как проверяли своих героев русские литераторы? На дружбу, любовь смерть. От любви он отказался, в дружбу не поверил. Остается смерть? И вот уже мигает разряженная батарейка, дуэль выиграна, но победителей в ней нет. Гамлет умирает, а над ним по стенам клетки сплошной стеной идут шекспировские строки, доходят до края решетки и начинают распадаться на отдельные буквы, которые теряются в темноте. Рушится мир, не спасенный героем.

И все же…

 

Порой не делать зла – уже добро. Наш Гамлет - гэймер в баттл-дуэли с Клавдием постоянно повторяет: «Будем злу противостоять. Противостоять, стоять на «против», на своём на «против» настоять».

Не дать воцариться миру потребительства и лицемерия, «постправды» - чем не героическое деяние? Песня «мы наш, мы новый мир построим» - из другого века. И, если честно, ведь именно в этом, радостно построенном новом мире и сражается сегодня Гамлет…


В статье упомянуты:


Люди:

Спектакли: